На голову Економіка Зацепиться за свободу

Зацепиться за свободу

202
0

 Героями не рождаются — ими становятся. Не исключено, что когда-то именно такой была тема школьного сочинения судьи Тульчинского районного суда Винницкой области Владимира Люлько. Вот только понял он эту фразу по-своему: под угрозой двух приговоров и реального тюремного заключения решил защитить себя с помощью громких разоблачений, а эту тему радостно подхватили оппозиционные СМИ и политики, – передает Закон і Бізнес

 Героями не рождаются — ими становятся. Не исключено, что когда-то именно такой была тема школьного сочинения судьи Тульчинского районного суда Винницкой области Владимира Люлько. Вот только понял он эту фразу по-своему: под угрозой двух приговоров и реального тюремного заключения решил защитить себя с помощью громких разоблачений, а эту тему радостно подхватили оппозиционные СМИ и политики.

 

Откровения после приговоров

«Единственный честный судья» — таких слов и аплодисментов удостоился В.Люлько, выступив в помещении захваченной Винницкой облгосадминистрации. «Независимости суда нет, — заявил он, объявляя о сложении с себя полномочий. — Она потеряна полностью. Судьями руководят люди, которые засели на
Банковой».

Конечно, собравшихся не интересовали причины, побудившие бывшего обладателя мантии вдруг заявить о зависимости от властных структур его прежних коллег. Для присутствовавших это был лишь информационный повод объявить о новом «герое Евромайдана», единственном из судейского корпуса, кто присоединился к ним. А стоило бы хотя бы спросить: что же побудило законника к таким откровениям?

Это не секрет: за два дня до сделанного заявления Высший специализированный суд по рассмотрению гражданских и уголовных дел подтвердил приговор Апелляционного суда Житомирской области, который полгода назад признал В.Люлько виновным по двум статьям Уголовного кодекса и назначил по совокупности преступлений наказание в виде 3 лет лишения свободы. Следовательно, заявляя о сложении с себя полномочий, В.Люлько знал, что со дня на день останется без мантии и отправится в места не столь отдаленные. Громкие заявления по крайней мере давали шанс зацепиться за свободу…

Приговор апелляционного суда от 28.08.2013 (дело №1/0690/1/2012) позволяет вернуться на 5 лет назад и дать собственную оценку как собранным доказательствам, так и справедливости вердикта. Пересказывать все
свидетельства и результаты экспертиз — дело неблагодарное: один только приговор занял два десятка страниц (в Едином государственном реестре судебных решений он значится под №33164720). Ведь еще во время досудебного следствия В.Люлько не раз менял показания, собственноручно написал явку с повинной, а затем отказался от нее.

В конце концов изменился и его статус по делу — из потерпевшего он превратился в подсудимого…

Выстрелы в сумерках

16 октября 2008 года, после того как закончился рабочий день, В.Люлько поехал к своему знакомому. На обратном пути, проезжая мимо здания суда, решил убедиться, что выключил свет в канцелярии, в которую перед уходом занес истребованные апелляционной инстанцией дела. Но успел только дернуть входные двери, как прозвучал взрыв. В.Люлько испугался, сел в машину и поспешил покинуть опасное место…

Такие показания он дал в день пожа­ра. На следующий день В.Люлько утверждал, что из суда ушел последним и сразу поехал домой, о пожаре ничего не знал. Еще через две недели опять вспомнил визит к знакомому, а потом — свет в окне суда, пламя — на этот раз из открытой двери, но уже без взрыва…

Однако судили его не за то, что убежал с места пожара. Это было всего лишь предисловием. Кульминацией «триллера» стали события, которые произошли по дороге к г.Немирову, где жил судья. По словам В.Люлько, на ней он увидел «жигули», которые преследовали его машину и наконец догнали. Из открытого окна напротив пассажирского сиденья высунулась рука и прозвучали два выстрела. Одна пуля прошила левую дверцу его «опеля», посыпалось стекло. Он взял правее, к обочине. В этот момент — еще два выстрела, боль в груди чуть ниже сердца… Чудом спасшийся, но перепуганный, В.Люлько попытался развернуться, но съехал в кювет. Однако не растерялся и, выбравшись из машины через пассажирскую переднюю дверь, побежал к ближайшей лесополосе. Там упал на землю, прикрыл голову руками и лежал минут 30—40.

В таком положении, конечно, не видел ни самих нападавших, ни то, что они делали в это время. В милицию не звонил, так как не мог найти телефон, на входящие звонки не отвечал, потому что выключил оба мобильных, еще когда был у знакомого, чтобы их разговор не подслушали.

Решился подняться только тогда, когда услышал, что кто-то зовет его, спрашивает, не нужна ли помощь. Двое парней, проезжавших мимо пустого авто, вызвали милицию. Прибыв в районную прокуратуру, В.Люлько написал
заявление о покушении, совершенном на него…

«Что мне делать, что я натворил?..»

Руководству областного УБОП, которое взяло на контроль такое громкое дело, понадобилось только два дня, чтобы усомниться в правдивости показаний «потерпевшего». Первое, что удивило, — это странное стечение обстоятельств «покушения» и отдельные неувязки между его показаниями и установленными фактами. В частности, по словам В.Люлько, его жизнь якобы спас медальон, который он положил в нагрудный карман рубашки. Сначала это был знак «80 лет Министерству юстиции», потом — нагрудный знак судьи.

С помощью металлодетектора обыс­кали всю прилегающую территорию, по которой мог двигаться к лесополосе потерпевший, и нашли. Но не медальон, а пистолет ТТ. Никаких следов разбитого стекла ни сзади в салоне машины, ни на рубашке «потерпевшего» не обнаружили. Да и пули попали в «опель» под разными углами. Причем, судя по входному отверстию, пуля, которая попала в дверцу со стороны водителя, непременно должна была повредить ногу сидевшего за рулем. Конечно, если он в это время находился именно на этом месте. К тому же, по словам жены судьи, ее муж вдруг решил воспользоваться машиной, которая до этого стояла даже без
аккумулятора.

Все перечисленные факты «потерпевшему» изложили прямо в больнице, чтобы он объяснил несовпадения. «Что мне делать, что я натворил?..» — сказал В.Люлько и… написал явку с повинной. В ней объяснил, что, опасаясь обвинений в поджоге суда, инсценировал покушение на себя. А пистолет приобрел за месяц до этого в Одессе.

Впоследствии экспертиза обнаружила на рубашке В.Люлько остатки продуктов бездымного пороха и сквозное отверстие на кармане, что подтвердило версию о «самостреле». Ведь если бы такой выстрел был и пуля прошла сквозь медальон, то повреждения на теле были бы иного характера — не обычный кровоподтек без повреждения тканей кожи.

Все эти доказательства убедили суд в том, что покушение на жизнь судьи было инсценировано самим «потерпевшим», чтобы избежать подозрений в поджоге суда. Незаконное приобретение и ношение огнестрельного оружия суд квалифицировал по ч.1 ст.263 Уголовного кодекса, а «заведомо неправдивое сообщение о совершении преступления с искусственным созданием доказательств обвинения» — по ч.2 ст.383. Правда, ограничился минимальными наказаниями, предусмотренными санкциями этих статей, — 3 и 2 года лишения свободы соответственно.

23 января этого года ВСС оставил приговор в силе.

Киевские гектары

Понять, почему судья так боялся обвинений в поджоге своего же суда, позволяет другой приговор, вынесенный Летичевским районным судом Хмельницкой области от 22.01.2014. Одним из обвиняемых опять был В.Люлько. Секретарь судебных заседаний не оказалась на скамье подсудимых лишь из-за амнистии 2008 года.

В основу обвинений положены, помимо прочего, 20 решений по гражданским делам, по которым одни и те же лица пытались с помощью судебных решений получить в собственность земельные участки в Броварском районе Киевской области (напомним: В.Люлько председательствовал не только в другом райсуде, но и в соседней области). На то время схема такого земельного рейдерства была достаточно распространенной: крестьяне якобы брали ссуду, а вскоре кредитор через суд предъявлял требование о возвращении долга или обращении взыскания на земельный участок. Хотя мораторий на продажу земли запрещал такие сделки, находились судьи, которые брались помочь в решении вопроса. Пренебрегая при этом как Земельным
кодексом, так и подсудностью рассмотрения таких споров.

Из 20 решений, которые в 2007—2008 годах успел вынести В.Люлько, 15 апелляционная инстанция отменила. Такой показатель работы в свое время привлек внимание Квалификационной комиссии судей Житомирского апелляционного округа, которая в октябре 2009 года приняла решение инициировать освобождение В.Люлько от должности судьи. Однако Высший совет юстиции смог рассмотреть вопрос лишь в июле 2011-го и, сославшись на истечение сроков привлечения к дисциплинарной ответственности и отдельные процедурные недостатки производства, отказал в удовлетворении представления.

В том же году член ВСЮ Михаил Гаврилюк, уже опираясь на результаты проверки, проведенной Генеральной прокуратурой, опять поднял вопрос о лишении В.Люлько мантии. Как отмечалось в представлении, «в результате постановления судьей В.Люлько незаконных судебных решений по 20 гражданским делам противоправно осуществлено отчуждение земельных участков площадью почти 27 га». Добавим — в прилегающем к Киеву районе.

В то же время Генпрокуратура возбудила уголовное дело по факту постановления
заведомо неправосудных решений и служебного подлога по ряду гражданских дел. И не только относительно земельных участков, но и по фактам подделки протоколов судебных заседаний по другим делам.

В итоге за преступления, предусмот­ренные чч.1 и 2 ст.366, чч.1 и 2 ст.375 УК, В.Люлько получил в целом более суровое наказание — 5 лет 2 месяца лишения свободы и запрет занимать должность судьи в течение 3 лет. Правда, приговор еще не вступил в законную силу. Но и по первому из вердиктов В.Люлько уже должен быть освобожден от должности. Однако такое решение еще должна принять Верховная Рада. В этом, наверное, и увидел спасение для себя В.Люлько, ведь при нынешней политической ситуации в парламенте уволить «героя» будет не так-то просто.

Герой с перепугу

Героизм — это не внезапное состояние, а особое качество, принципы, которыми руководствуется человек в своих поступках, состояние души. У В.Люлько, судя по его же показаниям, мотивом всех предыдущих поступков был лишь страх. Он то советуется со знакомым, как быть с «угрозами» в виде SMS-сообщений (которые, как оказалось, сам себе и посылал), то пишет явку с повинной, боясь, что его могут арестовать и даже отравить — на то время он лежал под капельницей. Увидев, что его суд горит, «герой» не вызвал пожарников, не попытался погасить пламя, а что духу кинулся к машине. Историю с покушением выдумал, потому что опасался, что именно его заподозрят в поджоге, а, описывая свое состояние в лесопосадке после якобы выстрелов из неизвестного авто, говорил, что 40 минут лежал на земле, боясь пошевелиться.

А затем — почти 4,5 года в ожидании приговора. Не только по статьям о незаконном приобретении оружия и неправдивом сообщении о совершении преступления, но и о служебном подлоге и злоупотреблении властью. Кроме того, в кресле председателя В.Люлько не продержался и года: в январе 2008-го был назначен на эту должность, а уже 7 ноября оставил ее по собственному желанию.

Некоторые скептики могут возразить, что судья принимал незаконные решения якобы под давлением, а теперь решил объявить об очередной «явке с повинной».Но стоит обратить внимание на то, что инкриминируемые действия совершены В.Люлько еще в 2007—2008 годах. С 2009-го
он вообще был отстранен от исполнения обязанностей, хотя заработную плату все это время «по-геройски» получал. Видимо, «под давлением власти». В целом, как отмечается в сообщении пресс-службы ВСС, — свыше 375
тыс. грн.

Единственное, что до сих пор остается неизвестным на этом «героическом» пути, — это то, кто так «своевременно» поджег здание суда. Ведь именно на следующее утро несколько дел, которые рассматривал В.Люлько, должны были изъять сотрудники Службы безопасности.

Героями действительно не рожда­ют­ся. Героев создает общество. По-видимому, если бы суд над печально известным Игорем Зварычем состоялся в последние два месяца, «колядник» тоже доказывал бы, что изъятые во время обыска деньги он собирал для помощи Евромайдану. И, конечно, был бы объявлен героем, пострадавшим от притеснений власти.

Однако в том-то и заключается разница между настоящими героями и временными, что о самопожертвовании первых можно судить по результатам их поступков. А о геройстве последних — только по их словам…

 

За материалами: Закон і Бізнес

 

 

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

введіть свій коментар!
введіть тут своє ім'я