На голову Економіка Налоговый компромисс: обратная сторона медали

Налоговый компромисс: обратная сторона медали

64
0

В Украине наконец-то запустили обещанную почти год назад схему налогового компромисса: легализовать недоплаченные средства можно за 5% от их суммы. Эксперты предостерегают, что этот механизм может стать средством дополнительного давления на бизнес

В Украине наконец-то запустили обещанную почти год назад схему налогового компромисса: легализовать недоплаченные средства можно за 5% от их суммы. Эксперты предостерегают, что этот механизм может стать средством дополнительного давления на бизнес

 

 

Во второй половине января вступил в силу закон о так называемом налоговом компромиссе (№63-VIII от 25.12.2014), предусматривающий добровольное уточнение плательщиками недоплаченных ранее налоговых обязательств по налогу на прибыль и НДС. Подать заявку на подобную процедуру можно в течение 90 календарных дней со дня вступления закона в силу. «Недоимки» могут быть доплачены государству по ставке 5%, решение о таковой возможности принимается налоговиками в 70 календарных дней со следующего дня после подачи уточняющего расчета.

 

Иными словами, речь идет о варианте амнистии капиталов, которую обсуждают уже далеко не первый год. Так, еще в 2005 году известный крупный бизнесмен Виктор Пинчук довольно заметно высказался по теме, заявив: «Не верьте тем из нас, кто будет утверждать, что они создали свой бизнес по-пионерски безгрешно. Были бы первые капиталы безупречны – не нужна была бы амнистия. А она нужна не только крупному бизнесу, но и всей стране. Мы многое делали неправильно». К идее возвращались не раз. Например, весной-2010 она появилась в риторике Кабмина Николая Азарова, сформированного после тогдашних президентских выборов. А в 2012 секретарь СНБО Андрей Клюев предложил взимать те самые 5%, но не просто с налоговых недоимок, а в целом с амнистируемых капиталов: «По этому пути шли многие страны. Нужно внимательно и очень взвешенно посчитать, как именно это сделать».

 

После смены власти в 2014 году новый Кабмин вскоре актуализировал идею, но уже лишь на уровне налогового компромисса. Финансисты напоминают, что тогда предлагалось взимать за «прощение» целых 15% и сделать легализацию недоплат обязательной для крупного бизнеса, поэтому данная версия провалилась. По словам президента Украинского аналитического центра Александра Охрименко, начиная с весны-2014 в условиях быстро ухудшающейся экономической ситуации власти стали лихорадочно искать новые источники бюджетных поступлений, сплошь и рядом перегибая палку. «Чего стоит один только принятый тогда Верховной Радой антикризисный пакет, повысивший налоги и урезавший расходы. Жадность центра особенно проявилась в планке 15% с амнистируемых сумм. Понятно, что идея погибла в зародыше», – говорит он.

 

Спустя почти год правительство решило умерить аппетиты и снова сократило стоимость легализации до 5%, а также отказалось от ее обязательности для нарушителей. Мотивации понятны: в новом году, по некоторым оценкам, дефицит госбюджета может достигнуть почти 200 млрд грн. (в 2013 самые острые критики оценили его в 60-70 млрд грн.). Глава Государственной фискальной службы Игорь Билоус недавно заверил МинПром, что законопроект о налоговом компромиссе возник в ответ на запросы реального бизнеса: «Бизнес хочет перевернуть некую страницу в своей деятельности и начать работать прозрачно, тем более что это открывает возможности выхода на европейские рынки в свете ассоциации с ЕС. Убежден, этим инструментом воспользуется много компаний».

 

Интересно, что после подачи плательщиком заявки на амнистию ГФС вправе в течение 10 рабочих дней принять решение о проверке заявителя для подтверждения рассматриваемой суммы. Кроме того, принять участие в компромиссе предприятие может, даже если у него уже проходит документальная налоговая проверка или составлен акт по ее результатам, то есть можно легализовать некие суммы уже в ходе карательных мероприятий ГФС. «После достижения фискального компромисса бизнес, среди прочего, получит возможность проходить полноценный аудит и привлекать финансирование для развития своей работы», – акцентирует И.Билоус. Добавим, закон делает особый акцент на процедуре примирения сторон при налоговой амнистии в рамках административного судопроизводства.

 

А.Охрименко обращает внимание, что закон рассчитан только на 90 дней, а это может означать, что по истечении данного периода налоговики максимально ужесточат давление на бизнес с целью покрытия растущего госбюджетного дефицита в условиях общего спада экономики. По словам эксперта, фискальный пресс поступательно усиливался в 2014 году, но в дальнейшем может снова вырасти, тем более что бюджетная консолидация (включая повышение доходов и секвестр расходов госбюджета) – это одно из ключевых требований МВФ для продолжения сотрудничества с Украиной. Наши собеседники допускают, что уже в 2015 жесткость и частота налоговых проверок могут выйти на уровень, знакомый отечественным предпринимателям по временам Леонида Кучмы. Равно как и при проведении самой амнистии вполне возможны злоупотребления налоговиков.

 

И все же аналитики склонны считать фискальный компромисс позитивом для бизнес-среды, хоть это и не полномасштабная амнистия капитала. Исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко говорит, что бизнес постарается использовать новый закон для снижения регуляторной нагрузки, а эффективность этого будет зависеть от конкретных случаев. Так, допускается, что выгодами механизма воспользуется часть конвертационных центров, против которых контрольные органы в последний год ведут активную борьбу. Напоминают специалисты и о позитивном опыте зарубежных налоговых амнистий: скажем, в Италии по такой схеме в 2009 году было дополнительно задекларировано около 95 млрд евро, а госбюджет получил 4 млрд евро новых поступлений, отмечает директор департамента международного налогового планирования юрфирмы ICF Наталья Ульянова. А в США амнистии проводятся регулярно, в том числе с одновременным усилением ответственности за дальнейшую неуплату налогов (чего де-факто можно ожидать и у нас). В 2009 очередная легализация доходов принесла казне Штатов примерно 1 млрд долл.

 

В то же время в России в 2008-2009 годах эффект для бюджета оказался намного скромнее – 100 млн долл. в пересчете. Экономисты уточняют, что для успеха мероприятия важен уровень фискальной культуры и доверия бизнеса к профильным органам, а в нашей стране его трудно назвать высоким. Поэтому, продолжает Н.Ульянова, в украинском случае результат может быть негативным, как это было в Грузии в 2004 году. Тогда Тбилиси пообещал физическим и юридическим лицам простить налоговые долги всего лишь за уплату 1% от суммы незаявленных доходов или стоимости имущества. Гарантией стало уничтожение предшествующей налоговой документации. Однако за год было зафиксировано всего 8 участников.

 

Понятно, что в Украине их будет больше, резюмируют финансисты. Понятно, что это будет связано не только с преимуществами проекта, но и с боязнью дальнейшего ужесточения фискального давления. С другой стороны, вполне вероятно, что новым инструментом воспользуются компании, связанные с действующей властью – конечно, не из-за боязни налоговых претензий, а ввиду возможности легализовать капитал. С учетом всех этих факторов возможный объем амнистированных средств оценивается экспертами в несколько десятков миллиардов гривен. А эффект для госбюджета при легализации, к примеру, 10 млрд грн. составит только 500 млн грн.

 

Источник: thekievtimes.ua

 

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

введіть свій коментар!
введіть тут своє ім'я