На голову Економіка Житлово-комунальна проповідь

Житлово-комунальна проповідь

76
0

 Видит бог, я предпочел бы обсуждать навалившиеся на население Украины проблемы, связанные с энергетическими, тарифными и прочими новациями в узкой профессиональной среде авторитетных специалистов, – пишет журналист "Економічної правди".

Видит бог, я предпочел бы обсуждать навалившиеся на население Украины проблемы, связанные с энергетическими, тарифными и прочими новациями в узкой профессиональной среде авторитетных специалистов.

Специалистов, которые говорили бы на одном языке и понимали всю глубину проблем, возникших в связи с полным провалом предыдущим правительством программы реформирования ЖКХ.

Поскольку такой дискуссии при всей моей коммуникабельности, толерантности и многочисленных попытках организовать такое обсуждение не получилось, то по прошествии традиционных 100 дней правительства я с чистой совестью решил обсудить эти темы в открытом режиме через СМИ.

Мой многолетний опыт общения со СМИ на темы реформирования ЖКХ и решения городских проблем показывает, что бесполезно сразу вываливать на читателя весь массив проблем.

Разумнее будет их структурировать и посвятить отдельный обзор основательному разбору конкретной проблемы. Это могут быть как трудности государственного управления, имеющие национальные приоритеты, так и локальные проблемы, типичные для страны, но имеющие свою специфику в каждом городе.

Поэтому первую нашу беседу-проповедь предлагаю провести на тему "Тарифы и кто их должен устанавливать. Что такое регулятор и зачем он нужен".

Тезис 1

Основная масса жилищно-коммунальных услуг классифицируется как деятельность в сфере природных монополий.

Если говорить на доступном языке, природная монополия – это вид деятельности, связанный с подключением нашей квартиры к конкретной инфраструктуре – линии электропередач, газовой трубе, трубе централизованного водоснабжения, канализации, теплотрассе и разводке сетей по многоквартирному дому.

Понятно, что в наш дом не будет входить вторая труба и вторая линия электропередач. Именно поэтому данный специфический рынок во всем мире регулируется особым образом.

Можно сколько угодно ожидать порядочности, партнерства и прозрачности от наших монополистов, но многолетняя мировая практика показывает: монополист всегда будет заинтересован в том, чтобы произвести как можно больше товара и как можно дороже нам его продать. В этом и есть суть любого монополиста.

Поскольку интересы потребителя всегда диаметрально противоположны – как можно меньше и дешевле купить этого товара, то именно для учета взаимных интересов во всем мире создаются специальные – "квазисудебные" – органы.

Для простоты понимания давайте считать, что это некий высший арбитр в коммунальной сфере, который должен учесть интересы потребителя, монополиста и социума в лице государства.

Именно поиск баланса интересов и стабильность этого баланса свидетельствует о зрелости модели управления экономикой развитых стран.

 

 


Тезис 2

Еще в 2005 году нами (правительством. – ЭП) было принято решение о создании такого арбитра. Уже тогда нам стало понятно, что в сложившейся системе присутствовал классический конфликт интересов.

Орган местного самоуправления, с одной стороны, владеет и управляет монополией в виде ТКЭ, а с другой стороны – сам себе устанавливает тарифы, критерии качества, сам себя контролирует.

Разумеется, такая организация взаимоотношений вошла в противоречие с интересами потребителя, и к 2008 году весь мой опыт пребывания на посту министра и стремительно возрастающее количество жалоб и обращений, которые я получал, свидетельствовали, что эта модель зашла в тупик.

Именно поэтому на повестке дня стал актуальным вопрос о создании государственной комиссии для регулирования монопольных видов услуг в жилищно-коммунальной сфере.

Еще до создания такой комиссии в коммунальной сфере много лет действовал арбитр под названием НКРЭ – национальная комиссия по регулированию энергетики на рынке энергии. Причем не случайно эта комиссия действует почти 18 лет, но закон, который регламентирует ее деятельность, до сих пор не принят.

Поверьте, это далеко не случайно. Видимо, монополистам и тем, кто стоит за ними, выгодно отсутствие четких, понятных и прозрачных процедур принятия решений в этой очень щепетильной сфере.


Тезис 3

Национальная комиссия по регулированию рынка коммунальных услуг – НКРКУ – была создана в 2010 году. В идеологию комиссии никогда не входила централизация тарифообразования.

Кстати, несмотря на косноязычие и малообразованность, интуитивно эту централизацию несколько раз пытался выразить предыдущий президент, который ныне находится в бегах. Наверное, многие помнят его ежегодные "инициативы" с призывом установить равные тарифы – одинаковые по всей стране.

В тот момент никто не объяснил ему, что одинаковых тарифов на тепло, воду и обслуживание домов нет и в силу объективных причин быть не может.

Но, видимо, проффесор интуитивно пытался говорить об одинаковых подходах, а ведь суть регулятора – это и есть контроль над соблюдением одинаковых подходов по всей стране, в первую очередь, при тарифообразовании и при других вопросах наших отношений с монополиями.

Когда мы писали закон о комиссии и защищали его во всех инстанциях, нами виделась следующая модель.

 

 

При обсуждении тарифного вопроса на уровне каждого населенного пункта арбитр организовывает всеобъемлющую открытую дискуссию по структуре и величине затрат, влияющих на себестоимость услуг монополиста.

При этом соблюдается принципиальнейший вопрос регулирования природных монополий: ни одна статья затрат не может быть засекречена от потребителя грифом "коммерческая тайна".

Это есть принципиальнейший постулат, целесообразность которого даже не имеет смысла обсуждать. Тем не менее, до сих пор в Украине массовый характер имеет практика сокрытия под грифом "коммерческая тайна" от потребителя определенных статей затрат, сильно влияющих на себестоимость тарифа.

Как это должно работать? По задумке, такая дискуссия должна происходить на территории, где находится монополист. Для обсуждения его затрат и их целесообразности специальными постановлениями правительства утверждаются порядки, в соответствии с которыми происходит ценообразование.

В любом случае, тарифное решение должно быть консенсусом между местным бюджетом и населением – как потребителями и монополистом. В случае разногласий эта проблема должна подниматься на инстанцию выше для принятия окончательного решения арбитром.

Приблизительно так работает судебная система. Когда вы судитесь с соседом, вы не едете судиться в Киев – вы судитесь в своем населенном пункте, а если вы недовольны решением, вы можете подняться вплоть до Верховного суда.

К глубокому сожалению, в правительстве образовались силы, которые убеждают нас в необходимости тотальной децентрализации. Однако в качестве противоречия самим себе, они приняли решение о полной централизации системы тарифообразования и системы контроля монополий.

Кстати, нечто похожее произошло и в системе государственного архитектурно-строительного контроля. Еще четыре месяца назад нас убеждали, что эта функция государству не нужна, и ее нужно отдать мерам. Теперь она оказалась необходима. Классическая ситуация: точка зрения определяется местом сидения.

Сегодня арбитр – НКРКУ – со всех сторон завален заявками, рассматривает их в поте лица и не вникает в нюансы.

Комиссия превратилась в арифмометр, которому муниципалитеты везут папки документов по состоянию жилищного фонда и его метражу, а с другой стороны едут папки документов по себестоимости и затратам конкретных монополистов.

Регулятор, в условиях отсутствия счетчиков, добросовестно пересчитывает затраты на количество гигакалорий, которое вырабатывает ТКЭ, делит их на квадратные метры и доводит до Жмеринки или Шепетовки, каким у них должен быть тариф на услугу по централизованному теплоснабжению.

Приблизительно так же сегодня обстоит дело и с услугами водоснабжения.

 

Беру на себя смелость заявить, что комиссия в этой ситуации абсолютно неспособна произвести реальный анализ этих статей затрат, реальные возможные злоупотребления при проведении тендеров на закупку всех видов сырья и на проведение подрядных работ.

Самое главное – у нее нет серьезных рычагов влияния на стимулирование монополиста к улучшению качества услуг, минимизации затрат, оптимизации производства, энергосбережению и стремлению к цивилизации.
Для справки приведу классические примеры. В украинских водоканалах доля электроэнергии колеблется от 35% до 40%, в Европе – максимум 15%.

Невообразимые потери доходят до 70% в среднем по стране и закладывается в тариф на уровне 40-50%. Если бы в других странах теряли такое количество воды, то, наверное, там давно случилась бы гуманитарная катастрофа.

Уровень оборудования домовыми счетчиками учета воды в Украине составляет около 23%, что недопустимо мало. Это не случайно. Монополистам и тем, кто за ними стоит, несомненно, выгодно списывать на нас по нормативам колоссальное количество воды, которое нормальный человек потребить не может.

Если говорить о тепле, то средние потери в европейских тепловых сетях составляют 3%, а их трубы лежат в земле 50-70 лет – они предварительно изолируются и являются очень качественными.

У нас эти потери доходят до 30%, но, в основном, они приближаются к 20%, хотя максимальная норма потерь в сетях, которые допустимо заложить в тариф, составляет 13%. У нас действует система специальных разрешений и, поверьте мне, небескорыстная со стороны тех, кто эти разрешения выдает.

Катастрофической является проблема качества котлов. Потери зашкаливают, и они, разумеется, закладываются в тариф, то есть ложатся на потребителя.

Плачевна ситуация с домовыми системами учета – тепловыми счетчиками оборудовано 30% домов. Есть города-рекордсмены, где оборудовано до 70%. Среди лидеров – Винница, а Тернополь и Ивано-Франковск – аутсайдеры, 15-20%.

Безусловно, заниматься энергосбережением хотя бы без домовых систем учета нереально, ведь невозможно посчитать количество потребляемого тепла. В этом случае можно с большой натяжкой говорить о тарифе, поскольку все это уходит в плоскость каких-то абстрактных малопонятных населению расчетов.

С ростом цены на газ эти противоречия по понятной причине обостряются. Если еще несколько лет назад страна жила по принципу Советского союза – "мы будем воровать, но цену не будем повышать", и население как бы мирилось с этим, то сегодня невозможно компенсировать это воровство и бесхозяйственность из ежегодных бюджетных дотаций, которые так или иначе шли в отрасль.

 

Сегодня этих дотаций быть не может, хотя они за три предыдущих года возросли с 2 млрд грн до 10 млрд грн в год. Естественно, вся эта система мутной экономики вываливается на население своими показателями в виде неподъемных тарифов.

Еще один момент – серьезнейшая зависимость классических коммунальных тарифов на тепло и воду от энергетических тарифов.
Поскольку две трети тарифа на тепло – это цена на газ, то тепловикам придется копаться в своей трети, а остальные две трети зависят от той цены, которую посчитал наш монополист "Нафтогаз" и утвердил наш арбитр – НКРЭ.

Не хочу нагнетать ситуацию, но поверьте мне как опытному человеку. У меня есть все основания не доверять НКРЭ, которая была назначена предыдущим президентом с определенной целью: покрывать теневые схемы в "Нафтогазе", облгазах, "Укргазвидобуванні", тепловой энергетике и угольной отрасли.

При помощи этих схем, которые наши вожди разоблачали на Майдане и приводили как одни из основных аргументов, подчеркивающих всю преступность предыдущей власти, сегодня те же лица в НКРЭ продолжают штамповать решения в интересах других лиц, пришедших управлять нашими монополиями.

Это вызывает не только недоумение, но и возмущение. Думаю, очень скоро это поймут и люди – они же потребители, они же участники Майдана. К глубокому сожалению, уже, кажется, даже упущен момент для принятия решения.

Также не может быть полного доверия к системе ценообразования в "Нафтогазе" и облгазах. Хотя бы потому, что они принадлежат одному из олигархов, который с поразительной быстротой увеличил свою капитализацию.

Безусловно, не может быть доверия и к "Укртрансгазу", где формируется этот тариф. Хотя бы по той причине, что за последние три месяца там дважды сменилось руководство. Так продолжаться не может, и мне кажется, что кто-то уже должен понести за это ответственность.
Чтобы люди поняли, почему так важна система транспортировки, хочу сообщить, что цена на газ для населения по дороге от скважины "Укргазвидобування" до потребителя вырастает вдвое. По всему транзиту есть злоупотребления.

Также слишком часто стали нарекать на качество газа, который вроде бы пахнет, как обычный, но при этом плохо горит. Бытовая логика подсказывает: если на заправках полно некачественного бензина, который убивает наши двигатели, то подобное, скорее всего, происходит и на рынке газа.

Газ, который из того же объема отдает значительно меньше тепла, убивает наши котлы и наши сбережения.

Точно так же никто меня не заставит доверять цене на электроэнергию в Украине.

 

 

Хотя бы по той причине, что руководство НКРЭ до назначения работало в компании "Киевэнерго". Она давно принадлежит другому хорошо известному олигарху, у которого также по странному стечению обстоятельств за четыре года капитализация его энергетических активов увеличилась в четыре раза.

Понимаю усмешку читателей: наши олигархи не напоминают ни Билла Гейтса ни покойного Стива Джобса. Все это ближе к магии Дэвида Копперфильда.

Тем не менее, шутки в сторону – злоупотребления, к глубокому сожалению, остаются и в сфере энергетической. Поскольку все "хотелки", которые пытаются заложить в тариф стоящие за монополиями люди, со страшной силой падают на потребителя, последствия этой тарифной атаки сложно предсказать.

Еще хочу заметить, что по целому ряду причин потребителю вряд ли поможет даже якобы усовершенствованная исполинская система субсидий. Ожидается, что около 3,5 млн семей обратятся за субсидиями.

Во-первых, хочу заявить авторам этой идеи: никто еще не знает, что означает присутствие каждого третьего гражданина страны в очереди за субсидиями. Согласно мировому опыту, если количество тех, кто обращается за субсидиями, переваливает 15-20%, то в стране назревает революционная ситуация.

Это опасное правило я неоднократно обсуждал с серьезными специалистами. Предлагаю руководителям, которым абсолютно все равно, сколько платить за коммунальные услуги – тысячу, две, или четыре тысячи гривен, – просто задуматься над тем, что означает 3,5 млн семей в очереди за субсидиями.

Первопричиной непонимания тарифной атаки является то, что людям, которые принимают решения, им, извините, глубоко пофиг, сколько платить. Они не понимают и не поймут людей, у которых в бюджете каждая гривна на счету.
Второе критичное правило – колоссальные средства из бюджета не должны покрывать все возможные злоупотребления и все несовершенство тарифов, которые оптом ложатся на потребителя.

Серьезнейшей проблемой будет и вероятное физическое ограничение давления газа для систем ТКЭ. В этом случае возможен эффект цепной реакции.

Добросовестные граждане будут платить, газа будет не хватать, ТКЭ будут понижать температуру носителя, услуга станет некачественной, и люди просто перестанут платить. К глубокому сожалению, это весьма реальный сценарий.

Не буду касаться в этой статье одного из самых важных аспектов реформы – минимизации потерь, энергосбережения. Это тема отдельного разговора.

 

В первую очередь, необходим аудит деятельности профильного министерства и реальная экспертная оценка причин провала программы реформирования ЖКХ 2010-2014 годов. К сожалению и удивлению, те, кто ее провалил, продолжают работать на еще более высоких постах в министерстве.

Для меня как для одного из авторов и разработчиков этой реформы, это не столько комично, сколько трагично. Это также тема отдельной дискуссии.

В заключение приведу последний штрих для думающего читателя о смысле деятельности арбитра – НКРКУ. Глубоко удивил не столько факт назначения конкретного специалиста – господина Дунаева на должность главы комиссии, сколько факт его назначения постановлением правительства.

В ходе последней президентской избирательной компании неоднократно звучали заявления Петра Порошенко о том, что назначение глав комиссий-арбитров будет прерогативой президента, и это абсолютно логично.

Более того, несколько месяцев назад указом и. о. президента Александра Турчинова был назначен глава Нацкомиссии регулирования связи. Тем не менее, в данной ситуации почему-то было принято решение назначить выходца из НКРЭ и "Киевэнерго" именно постановлением Кабмина.

Для меня это тревожный симптом. Не потому, что сомневаюсь в его профессионализме – считаю его квалифицированным специалистом, а потому, что глубоко убежден: не могут энергетики возглавлять коммунального арбитра.

В этой ситуации они будут смотреть на все проблемы исключительно с одной точки – с точки зрения интересов энергетического монополиста.

Для меня стало знаковым заявление Дунаева еще в апреле, когда обсуждалась цена на газ. Оно звучало приблизительно так: "Повышенная цена на газ для населения поможет сбалансировать финансовое состояние "Нафтогаза".

В первую очередь, от члена НКРКУ мы должны услышать, как будут сбалансированы финпланы предприятий ТКЭ и наших с вами семейных бюджетов. А здесь сработала классическая логика чиновника от энергетики.

Повторюсь: у нас с энергетиками разные задачи. Мне кажется, у десятков миллионов людей также совпадают задачи: не похоронить нашу энергетику, но уйти от состояния безвольных коммунальных рабов.

Итак, если мы понимаем, что регулятор – это арбитр, то основной способ судопроизводства – это состязательность сторон.

Истец и ответчик приходят в суд со своими адвокатами, они оба представлены в судебном процессе и не могут один без другого. Однако сегодня процессы тарифообразования и регулирования происходят без потребителя. Никто не защищает наши с вами интересы в процессе ценообразования. Даже формально.

 

 

Я не раз убеждал уважаемых людей: "Сделайте эти процессы публичными, пусть люди напрямую задают вопросы монополистам".

Они говорили: "Нет, мы чиновники, нам за это платят деньги, мы это будем делать сами". После таких слов возникает вопрос доверия. "Не верю", – сказал Станиславский, и был прав. 

 

Економічна правда

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

введіть свій коментар!
введіть тут своє ім'я