На голову Економіка Українці платять за електрику та опалення дорожче шведів: там власник енергомереж держава,...

Українці платять за електрику та опалення дорожче шведів: там власник енергомереж держава, а в нас – олігархи

108
0

почему государственная форма собственности в естественных монополиях является вопросом национальной безопасности

Выступая с ежегодным обращением к парламенту, президент Петр Порошенко заявил: «У нас остается более 1800 [государственных] предприятий. Жизненно необходимы для государства не более двухсот. Конечно, мы не будем продавать «Укрзализныцю» или оборонные предприятия». А правительство тем временем ведет подготовку к приватизации оставшихся государственных ТЭЦ, теплосетей, а также госдолей в энергокомпаниях.\

Сейчас снова стало модным ссылаться на грузинский опыт и цитировать Каху Бендукидзе: «Продается все, кроме совести». Однако при определении будущего украинской теплоэнергетики не стоит брать за образец Грузию, где центральное отопление было уничтожено еще в начале 1990-х, и сейчас квартиры отапливаются буржуйками или автономными газовыми каминами. От угарного газа такого камина в 2005 году погиб тогдашний премьер республики Зураб Жвания.

 

Также не стоит ориентироваться на Тбилиси или даже Лондон хотя бы потому, что зима там короче в 2-3 раза, чем в Украине, а среднемесячная температура в январе +5 °C, что на 11,5 градуса теплее киевской. Зима в Киеве длится свыше 100 дней со средней температурой около -5 °C ниже нуля и похожа на стокгольмскую. В скандинавских странах подавляющее большинство домов в городах, как в Украине, обогреваются центральным отоплением.

По статистике, в Швеции свыше 400 муниципальных теплосетей централизованно снабжают теплом 92% всех многоквартирных домов и 80% всех прочих помещений – почти весь сектор теплоснабжения монополизирован госструктурами. При этом, по данным компании Forum, обогрев центральным отоплением частного дома в Стокгольме обходится на 30% дешевле, чем самостоятельно газовым котлом.

В начале века большинство отдельных теплосетей различных муниципалитетов шведской столицы и пригородов соединили магистральными теплопроводами, которые страхуют сети на случай аварии. Также существуют независимые производители тепла. Но теплосети не обязаны у них покупать тепло – это может увеличить себестоимость производимой ими энергии, так как тариф на тепло включает и содержание теплопроводов, расходы которого ложатся на производителя. Поэтому для сохранения минимальной цены и стабильного содержания теплохозяйства на надлежащем уровне выгоднее создавать вертикально интегрированные монопольные структуры на определенной территории.

В Норвегии пошли еще дальше: 90% электроэнергии в стране дают гидро- и ветроэлектростанции. Себестоимость электричества низкая, поэтому с его помощью в королевстве централизованно обогревается 98% домохозяйств. При этом все электросети и большинство генерирующих мощностей принадлежат государству.

Почему же скандинавы, в отличие от украинцев, не допускают в эту отрасль частный капитал? Тут надо признать один основополагающий факт. В условиях холодной зимы наших широт центральное отопление в городах является безальтернативной естественной монополией, от нормального функционирования которой напрямую зависит жизнь и здоровье населения. Поэтому шведское или норвежское государство не может поставить жизнь граждан и возможность функционирования среднего и малого бизнеса в зависимость от чужой воли и алчности.

Задача скандинавских теплосетей – не зарабатывать прибыль для инвестора, а обеспечивать потребителя услугой за минимальную цену, позволяющую эксплуатировать и модернизировать инфраструктуру. В противном случае вся сверхплата за теплоснабжение становится скрытым налогом, который ложится дополнительным бременем на бизнес и население. А если эту инфраструктуру контролирует частный инвестор, налог отходит ему. Что с успехом и происходит в Украине, где большинство энергораспределительных сетей, энергогенерирующих мощностей и теплосетей уже или приватизировано (зачастую украинскими и российскими олигархами) или сейчас готовится к быстрой продаже.

Поскольку хозяева монополий получают неестественную власть над потребителем, в данном случае всеми жителями и большинством хозяйствующих субъектов, прагматичные скандинавы и решили, что в интересах государства – оставить теплосети в госсобственности, а не создавать почву для «прорастания» местных олигархов.

У сторонников приватизации только два относительно вменяемых аргумента – малая эффективность (прибыльность) госпредприятий и тотальная коррупция их управленцев. Что касается прибыльности, то, как уже упоминалось выше, у скандинавских естественных монополий такой задачи не стоит. Главное – выход на безубыточность. А вот как заставить госуправленцев работать относительно честно – тут стоит поучиться у скандинавских соседей.

Украинская система естественных монополий нуждается в реформе – ограничении произвола, четком регулировании, честных тарифах и ответственных местных хозяевах, как в Швеции или Норвегии. Чьим послевоенным опытом стоило бы воспользоваться – в том числе лишив олигархов родом из страны-агрессора контроля над монопольным рынком.

Проведение реформ, проверенных временем и опытом стран с похожим на украинский климатом, повысит привлекательность Украины для инвестиций. Легкий доступ к качественной и недорогой инфраструктуре – это одно из самых главных условий для инвестора при выборе места работы. Более важно разве что наличие платежеспособного клиента на месте. Что в случае проведения подобных реформ также достигается – населению и бизнесу не придется переплачивать за тепло частным монополистам.

А возвращаясь к выступлению президента и опыту Швеции, следует напомнить, что один из крупнейших военных концернов – производитель истребителей Saab AB – контролируется единственными шведскими олигархами – семьей Валленбергов. Ведь никто так не заинтересован защищать Родину от иностранных олигархов, как отечественные – «Банки в Техасе могут грабить только техасцы!»

В Швеции госсектор в основном сформировался в 70-х годах ХХ века, когда многие предприятия стратегического значения для сохранения экономического суверенитета страны были национализированы. Переводя в госсобственность предприятия, оказавшиеся в затруднительном положении в результате нефтяного кризиса (от горнорудных и металлургических до лесозаготовок и верфей), правительство Швеции исходило из задач поддержания и укрепления сложившейся модели государства благосостояния так называемого скандинавского или шведского социализма. Основоположной его ценностью является благополучие каждого гражданина.

В Норвегии же мощный промышленный госсектор сформировался после Второй мировой войны, когда были национализированы предприятия, принадлежавшие агрессорам – немцам. 

Сейчас Украина находится в глубоком экономическом кризисе, усугубленном внешней агрессией. Возможно, стоит воспользоваться хорошо зарекомендовавшим себя опытом северных соседей. У них результат вековой политики построения государства благосостояния налицо: все скандинавские страны стабильно занимают лучшие позиции во всех мировых рейтингах по размеру заработной платы, доходу населения, ВВП на душу населения, индексу человеческого развития и мест, где лучше всего родиться и выйти на пенсию.

Украина же находится в нижней половине практически всех этих списков, а Грузия (главный экспортер «реформаторов-спасителей» для Киева) – еще ниже. Единственное, в чем действительно преуспели соратники Саакашвили – это упрощение регистрации предприятий и налогообложения. Но этого оказалось слишком мало, чтобы привлечь в республику хоть какие-то существенные инвестиции.

forbes.ua

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

введіть свій коментар!
введіть тут своє ім'я