На голову Новини Топ-менеджер Киевстар: Украина еще не готова к 4G

Топ-менеджер Киевстар: Украина еще не готова к 4G

115
0

Киевстар в 2017 году собирается “прошить под 3G” около 7000 базовых станций и продолжить стройку домашних сетей. Вернет ли он инвестиции?

Инвестиции мобильных операторов в связь третьего поколения стали крупнейшим украинским инвестиционным проектом последних двух лет. Три крупнейших игрока вложили в обновление инфраструктуры и новые лицензии в общей сложности около $1 млрд. Примерно столько же Украина планирует выручить от продажи всех объектов приватизации.

Директор по маркетингу крупнейшего телеком-оператора Киевстар Святослав Горбань рассказал в интервью ЛІГА.net, стоит ли инвестировать миллиарды гривень в строительство новых сетей в условиях, когда в Украине точные сроки окупаемости инвестиции просчитываются максимум на год вперед. По его словам, компания в 2017 году собирается покрывать 3G не только крупные населенные пункты, но даже некоторые села и трассы.

Еще одна часть стратегии компании на этот год – постепенный перевод абонентов на индивидуальные тарифы. Новые технологии Bigdata-анализа потребления услуг одновременно миллионов клиентов позволяют предлагать каждому из них эксклюзивные условия. Это означает, что массовые тарифы начнут постепенно отходить в прошлое.

– Почти два года назад Киевстар был в числе трех мобильных операторов, которые получили 3G-лицензии. На каком этапе сейчас находится проект?

– Мы покрыли все крупные населенные пункты, за исключением Житомира и Черкасс, и большинство больших сел (уже почти 6000 населенных пунктов), где проживает более половины всего населения страны. В небольших населенных пунктах мы фактически замещаем фиксированную сеть и фиксированную связь. Там, где нет доступа к интернет-провайдерам, люди активно используют 3G.

Хочу акцентировать внимание на том, что запуск 3G был очень своевременным. С одной стороны, немного перезрел рынок – люди очень долго ждали 3G. С другой – именно в прошлом году уже было достаточно смартфонов с поддержкой мобильного интернета третьего поколения. Люди активно использовали соцсети, и было много “тяжелого” контента – те же видео в Facebook. Вот эти три фактора и сделали 3G таким востребованным.

– То есть вы намекаете на то, что инвестиции быстро отобьются?

– Если бы не кризис, то инвестиции отбились бы намного быстрее. Но резкое падение гривни замедлило процесс. Дело в том, что мы много инвестируем в обновление оборудования, а все оборудование – иностранного производства. Поэтому пока говорить о возврате инвестиций рано. Тем более что пока мы продолжаем развитие сети – только за 9 месяцев 2016 года инвестировали 1,8 млрд грн. Хотим, чтобы 3G был доступен везде, где есть наши абоненты.

– То есть и в населенных пунктах с населением менее 10 000 (условия лицензии не обязывают компанию их покрывать)?

– Однозначно. В том числе будем покрывать трассы и отдельные популярные локации. Естественно, мы просчитываем экономическую эффективность каждой базовой станции и в случае мелких населенных пунктов определяем приоритетность развития покрытия. Смотрим также на те локации, где может не быть экономической выгоды, но есть социальная потребность – стадионы, заводы, те же загородные отели или торговые центры.

– Где экономически нецелесообразно строить 3G?

– Например, в селе на 100 человек. Украина заселена неравномерно, у нас есть достаточно много сел, где может проживать несколько десятков человек. Знаете, как решили проблему с покрытием в Китае? Все просто: 70% крупнейшего оператора China Mobile принадлежит государству, и они построили 1,2 млн базовых станций по всей стране. Но у нас другая специфика – государственной поддержки развития технологий нет. А строительство одной базовой станции стоит миллион гривень, это с учетом оборудования.

– Сколько у вас уже построено?

– Семь тысяч переоборудованных базовых станций, которые готовы к 3G или 4G.

– А в 2017 году сколько базовых станций собираетесь обновить?

– Пока не могу сказать, мы еще бюджет утверждаем. Наша амбиция – обновить столько же, сколько в этом году.

– У нас недавно было интервью с главой ICU Макаром Пасенюком, и он рассказывал, что в Украину в принципе не имеет смысла инвестировать большие деньги, потому что они никогда не отобьются (ВВП растет медленно, покупательная способность низкая). Как вы относитесь к этому утверждению? Киевстар же вкладывает миллиарды…

– Понятно, что эти инвестиции долгосрочные, как любое строительство инфраструктуры. Я не думаю, что те, кто сейчас интенсивно строит дома в Киеве, рассчитывают, что они отобьют свои средства год в год. Но не строить невозможно. Без инфраструктуры – воды, дорог, связи – прожить нереально. Можно отказаться от каких-то категорий продуктов, но есть сервисы, которыми люди все равно будут пользоваться. И один из них – мобильная связь. Сейчас самое подходящее время для внедрения изменений.

– В каком году планируете “отбить” инвестиции в 3G?

– Я уже 16 лет в телекоме и часто пишу бизнес-планы. Они сбываются только в рамках одного года, и то приблизительно. В более долгосрочном планировании возникает столько факторов, на которые невозможно повлиять, что никакие прогнозы не сбываются. Очень трудно предсказывать, что будет в ближайшие три года. Хотелось бы верить, что все будет хорошо и гривня будет стабильной, экономика будет расти, связи с Евросоюзом будут укрепляться… Как будет в реальности – трудно сказать. Именно поэтому я не могу дать точный ответ на этот вопрос.

– Какой процент в доходах компании занимает мобильный интернет?

– До запуска 3G, в третьем квартале 2014 года, мобильный интернет приносил 8%, в третьем квартале 2016-го – уже 17%. Сейчас идет замещение доходов, которые были у нас от голосовых услуг, доходами от мобильной передачи данных.

– Viber, Skype и другие мессенджеры явно претендуют на ваш доход. Вы с ними ведете какие-то переговоры?

– Да. Я сторонник того, что ни в коем случае нельзя что-то запрещать, нужно возглавить. Именно поэтому в наших новых тарифах безлимитный трафик на соцсети и мессенджеры. Такая тактика оказалась правильной – тарифной линейкой, которую мы запустили в апреле, воспользовались более 6 млн абонентов.

– По доходам это оправдывается?

– Да. Я считаю, что если ты даешь человеку что-то удобное, он готов за это платить. Заплатил 40 грн в месяц, и не нужно подсчитывать, сколько трафика ты потратил на каждое сообщение в мессенджере.

Это основное отличие нашего подхода от конкурентов, в том числе европейских. В Европе все считают гигабайтами. Но что такое 10 гигабайт? Наверное, много. А если я смотрю видео в HD-качестве каждый день, то, наверное, мне может и не хватить… Люди не понимают, почему так.

Поэтому мы стали делать тарифы, исходя из профиля пользования. Например, достаточно много людей используют только разговоры и не хотят платить за что-то другое. Мы сделали соответствующий тариф. А есть те, кому нужны соцсети, онлайн-музыка и видео на ходу – для них тоже есть специальные предложения с безлимитным доступом к разным сервисам. По сути, это формат доступа по подписке.

Одной из самых больших сложностей на украинском рынке всегда было установить, кто твой клиент, ведь украинцы предпочитают анонимные припейд-подключения. Но новые технологии дали нам возможность определять примерный профиль абонента, исходя из его потребления. Это значит, мы скоро сможем создавать для людей предложения, по-настоящему разработанные под них! Например, любителям ловить покемонов, которые используют онлайн-тарифы, мы можем предоставить безлимитный трафик именно на эту игру, а тем, у кого родственники за рубежом, – предложить дешевые минуты международной связи. Различных персональных предложений мы готовим по 3 млн в месяц. И они очень востребованны. Так что мы не боремся с Viber или Skype. Может, и свой мессенджер запустим.

– И сделаете свой безлимитным, а другие – нет?

– Какая будет конкретная модель, я сейчас не могу сказать. Идея еще в процессе обсуждения.

– Слышал, по планам фиксированного домашнего интернета в следующем году вы уже выходите на новый виток стройки сети. А что вы будете строить? В каких регионах?

– В столице сейчас много новостроек, где есть потребность в хорошем интернете и ТВ. В этом сегменте мы будем развиваться. Почему мы выбрали развитие в новых домах? В старых нам сложно конкурировать с “серыми” провайдерами, которые не платят налоги и за лицензионные разрешения.

– А покупать какие-то сети вы не хотите?

– Очень низкое качество активов, к сожалению. Пока в ближайших планах у нас нет покупки. Мы решили сконцентрироваться на достраивании перспективных участков.

– А что у вас была за история с Волей? Вроде бы оценивали ее…

– Я думаю, что мы не первая компания, которая оценивала Волю. Ее все время оценивают, но никто не покупает. Не могу раскрывать деталей, но в настоящий момент мы ее точно не рассматриваем.

– Сейчас многие операторы понижают межсетевые тарифы. Что Киевстар будет делать?

– Мое личное мнение – не нужно никого бояться: ни конкурентов, ни их предложений, ни регулятора, ни новых обстоятельств. Нужно исходить из здравого смысла, оценки сегодняшних позиций и создания чего-то нового, интересного, востребованного. Я придерживаюсь таких принципов.

Сейчас, например, абоненту все равно, каким оператором пользоваться. Барьер входа очень низкий – за 15 или 20 грн можно купить стартовый пакет любого оператора. Не надо регистрироваться, сдавать отпечатки пальцев, как в Пакистане, или делать привязку номера к ID-карте, как в Китае. А еще голосовые услуги уходят в прошлое и заменяются интернет-общением. Поэтому вскоре ставки интерконнекта (плата за доступ к чужим сетям. – Авт.) будут иметь меньшее значение. И уже не имеет смысла перетягивать к себе чужую базу абонентов. Нужно уметь работать со своими клиентами.

– Вы запустили интернет-магазин. Как он сейчас развивается?

– Буквально на днях нашему интернет-магазину исполнился год. Результатами мы довольны. В отличие от других ритейлеров, мы не просто продаем смартфоны, мы делаем клиенту комплексное предложение.

– Какая у вас сейчас доля рынка?

– Сейчас мы занимаем около 6% ритейл-рынка по девайсам. Надо сказать, что ритейл у нас очень фрагментированный. Есть пара крупных игроков с большой долей, а все остальные – это множество мелких точек. У нас, например, уже 390 магазинов, и мы продолжаем расти и меняться.

– В какую сторону?

– Мы полностью меняем формат магазинов. Теперь это не просто центры обслуживания, а просторные магазины в современном стиле, с большим выбором девайсов и аксессуаров. Все это находится на открытой витрине, все можно потестировать, посмотреть, сравнить.

– Скоро будет тендер на 4G. Готовы ли вы в конце 2017 года заплатить 540 млн грн за 4G-лицензию в диапазоне 2,6 ГГц?

– Мы будем участвовать в тендере, но сколько заплатим за лицензию, пока неизвестно. Кроме того, я бы сейчас сильно не концентрировался на 4G, поскольку наша страна к этому еще не готова.

Объясню на простом примере. Мы сейчас лидеры по покрытию 3G – у нас уже более 6000 населенных пунктов, которые покрывают 62% населения страны. При этом количество пользователей “умных” телефонов составляет около 35%. Да, безусловно, люди стали активнее пользоваться мобильным интернетом, но для того чтобы говорить, что 4G как-то кардинально поменяет нашу жизнь, количество девайсов и само потребление должны вырасти в разы.

– Как вы смотрите на перспективу CDMA, что его ждет?

– Я думаю, что этот стандарт умрет. Честно признаюсь, раньше я использовал CDMA-модем на даче, пока не было 3G. Но сейчас в этом нет никакого смысла. Мобильный интернет третьего поколения и смартфон с диагональю 5,5 дюйма полностью изменили модель потребления. Теперь нет никакого смысла таскать с собой ноутбуки и подключаться через CDMA. Все вопросы можно решить с телефона и через 3G.

– В этом году Киевстар через дочернюю компанию получил лицензию на финансовую деятельность. На какой стадии запуск нового продукта?

– Пока не решен ряд организационных вопросов с Нацбанком, поэтому конкретные даты запуска нового продукта я пока озвучить не могу. Очень надеюсь, что уже в 2017-м наши абоненты смогут воспользоваться финансовым сервисом нового поколения. Но детали расскажу позже.

– А вы оценивали, насколько упадет доход Киевстара, если в следующем году снизится ставка на международные входящие звонки (с 1 января НКРСИ ввела граничный тариф на завершение звонков с иностранных сетей на украинские на уровне 10 евроцентов за минуту)?

– По нашему мнению, это очень нелогичное и опрометчивое решение. Украина является реципиентом входящего трафика из-за рубежа. И платят за него в валюте. С этих валютных поступлений операторы платят налоги и пополняют бюджет нашей страны. А теперь мы вдруг добровольно отказываемся от валютных поступлений. Стали ли мы ближе к Европе? Нет. Будет ли падение доходов украинских мобильных операторов? Однозначно. Речь идет о сотнях миллионов гривень. А это говорит о том, что роста доходов рынка тоже не стоит ожидать. Максимум 1,5-2%.

– То есть даже с учетом развития 3G?

– Да. И со всеми остальными составляющими.

– Как вы оцениваете инициативу НКРСИ по проверке качества фиксированного интернета (с начала года регулятор обязал всех интернет-провайдеров указывать минимальную скорость интернет-доступа)?

– Мне кажется, что проблема не в том, какую скорость называет тот или иной провайдер. В конце концов, если человеку не нравится один поставщик услуг, он просто перейдет к другому. Киевстар, например, продает пакеты с максимальной скоростью от 50 до 100 мегабит в секунду. Можно ли гарантировать, что скорость всегда будет не ниже 100 мегабит? Нет, ведь сеть – это живой организм, и многое зависит от нагрузки в конкретный момент времени. Возможно, у регулятора есть какой-то способ оценивать сети провайдеров так, чтобы учитывать огромное количество переменных. Но, повторюсь, на рынке фиксированного интернета проблема не в качестве услуг. Проблема в том, что многие провайдеры не платят налоги и работают без лицензий. И вот с этим нужно бороться.

– Как вы считаете, если в следующем году у нас будет MNP, это скажется на переходе абонентов к другим операторам?

– Сейчас людям ничего не мешает перейти к другому оператору. Даже номер можно оставить прежний. Кризис показал, что даже корпоративных клиентов легко перевести, оставив пару номеров для топ-менеджмента. В данном случае мы MNP точно не боимся. Мы считаем, что никакого взрыва с точки зрения перехода от одного к другому не будет. Прошел момент, когда это было актуально. Тем более что я уже говорил: общение уходит в интернет. А там совсем неважно, какой у тебя номер телефона. 

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

введіть свій коментар!
введіть тут своє ім'я