На голову Новини Теневые миллиарды, как главная проблема Пенсионного фонда

Теневые миллиарды, как главная проблема Пенсионного фонда

65
0

Благодаря преодолению дефицита ПФУ можно увеличить расходы на ЖКХ в Украине в больше чем в шесть раз, оборону и образование – втрое, правоохранительную систему – у 2,2 раза, здравоохранение – у 1,5 раза. В целом, расходы на покрытие дефицита бюджета ПФУ почти в полтора раза превышают капитальные расходы бюджета.
 

Десятки миллиардов гривен можно вынуть из теневой экономики, заставив предпринимателей легализовать фонд оплаты труда. Заявление о том, что правительство увеличит доходную часть социальных фондов на 50 миллиардов гривен, выглядит привлекательно, однако лишь карательными мероприятиями подобного результата достичь не удастся.

Проблема разбалансирования Пенсионного фонда в Украине – ключевой риск для стабильности системы государственных финансов. В 2010 году расходы ПФУ представляли более 191 миллиардов гривен, тогда как собственные поступления – лишь около 119 миллиардов гривен.

Средства для покрытия этого разрыва фонд традиционно получает из бюджета. В 2010 году правительство перечислило ему 64,1 миллиардов гривен средств налогоплательщиков. Этот показатель часто отождествляют с дефицитом ПФУ, хотя в действительности это не так.

Во-первых, государство в отдельных случаях, отличающихся от общей системы, само может выступать в качестве работодателя, а потому обязано перечислять взносы в ПФУ.

В частности, в Украине правительство закономерно взяло на себя финансирование пенсионных выплат военнослужащим. Настоящая статья расходов забрала из ПФУ в 2010 году 31,8 миллиардов гривен.
 

Во-вторых, государство "за свой счет" может предоставлять дополнительные пенсионные гарантии – устанавливать специальные пенсии, которые технически финансируются фондом. Однако поскольку их финансирование осуществляет правительство, то эти расходы должны быть компенсированы из бюджета.
 

В разных странах такими категориями работников, как правило, являются рабочие, которые трудятся в условиях высокого риска для здоровья и жизни. В Украине к таким приравниваются еще и сотрудники правоохранительной, судебной системы.

По существу, такие трансферты являются одним из направлений социальной политики государства, а потому не говорят о дефиците ПФУ. Другой вопрос, что специальные пенсии в Украине также получают народные депутаты, их помощники, государственные служащие, дипломаты и другие сомнительные лица с точки зрения целесообразности установления им специальных пенсий.

Очевидно, власть считает, что данная категория работников также работает в сложных условиях и является социально незащищенной группой. Таким образом, некорректно считать дефицитом ПФУ весь объем средств, перечисленных из государственного бюджета.
Объективным показателем разбалансирования фонда является объем трансферта из государственного бюджета и объем займов, предоставленных из бюджета. Последние должны использоваться для временного покрытия дефицита фонда, но на практике они часто являются источником финансирования его дефицита, поскольку этот долг часто списывается решением правительства.

В 2010 году общий реальный дефицит ПФУ представлял 34,5 миллиардов гривен, из них дотация на покрытие дефицита ПФУ – 26,6 миллиардов гривен. Относительно ВВП потери бюджета, возможно, и не значительные, однако благодаря такому ресурсу можно было бы решить одну из ключевых украинских проблем.

К примеру, благодаря преодолению дефицита ПФУ можно увеличить расходы на ЖКХ в Украине в больше чем в шесть раз, оборону и образование – втрое, правоохранительную систему – у 2,2 раза, здравоохранение – у 1,5 раза. В целом, расходы на покрытие дефицита бюджета ПФУ почти в полтора раза превышают капитальные расходы бюджета.

Очевидно, что правительство хочет достичь сбалансированности ПФУ. На необходимость этого указывали и представители МВФ, принимая решение о выделении Украине кредита.

МВФ в данном вопросе интересует стабильность системы государственных финансов. Дефицит ПФУ является составляющей совокупного дефицита системы государственных финансов, а потому дополнительные 3% ВВП фонд просто не может игнорировать.

Сегодня есть лишь три варианта сбалансирования Пенсионного фонда.


1. Увеличение пенсионного возраста ( что предлагается МВФ, и горячо поддерживается господином Тигипко).
2. Ограничение размера пенсий, который уменьшит расходы ПФУ.
3. Вывод из тени зарплаты, которая позволит увеличить поступление взносов в фонд.
Реализация второго варианта, который кажется наиболее рациональным и наименее затратным для граждан, усложнен запретом Конституции относительно уменьшения социальных стандартов и сопротивлением чиновников, которые блокируют любые попытки уменьшить их выплаты.

Если же такой нормативно-правовой акт и удается продвинуть через парламент, инициативы относительно ограничения пенсионных выплат блокируются Конституционным судом как таковые, что противоречат Конституции. Для примера, в 2005 году парламент попробовал ограничить пенсии чиновникам, судьям, депутатам, дипломатам и работникам правоохранительной системы. В ответ группа депутатов подала иск к КС, настаивая на том, что это суживает содержание и объем права на пенсионное обеспечение. КС удовлетворил этот иск.

То, что власть не способна сбалансировать ПФУ за счет ограничения сверхвысоких пенсий отдельным ловким социальным группам, является виной граждан. Вместо того, чтобы слушать болтовню политиков об интеграционных векторах или о языковом вопросе, стоит поинтересоваться именами депутатов, которые хотят красиво жить за счет налогов граждан.

Вице – премьер С. Тигипко следуя за указаниями МВФ, пыталось решить проблему дефицита ПФУ с помощью повышения пенсионного возраста.
Однако, общество категорически отбросило такой вариант, в результате чего правительство, кажется, таки решило затормозить это решение даже ценой ухудшения отношений с Фондом.

В настоящее время правительство пытается сбалансировать ПФУ с помощью легализации заработной платы.
Предлагается, во-первых, усилить ответственность работодателей за трудовые отношения с работниками без заключения договора, то есть за создание нелегального рабочего места, с которого не платятся взносы и налоги.
 

Во-вторых, ввести индикативные заработные платы, из которых будут рассчитываться взносы в социальные фонды.

В-третьих, перераспределить обязательства работодателя и работника в структуре социальных взносов.

В-четвертых, смягчить трудовое законодательство, в частности вынести ряд важных вопросов, таких как длительность рабочего дня, сроки оплаты труда, условия освобождения в сфере внутренних договоренностей между работником и работодателем. Практические шаги свидетельствуют, что теперь правительство интересует лишь наполнение ПФУ, а не проблема теневых заработных плат как таковая.
 

Этим обусловлен тот факт, что предложенные вице – премьером законопроекты, пока что касаются в большей мере усиления карательных мероприятий по отношению к предпринимателям. В частности это повышение административных штрафов, ввод криминальной ответственности за отсутствие трудового договора, расширения количества и полномочий контролирующих органов.

Ориентированной на увеличение сборов также является идея индикативных заработных плат. Сергей Тигипко предлагает ввести 8 квалификационных категорий, начиная с работников с низкой профессиональной квалификацией или ее отсутствием и заканчивая высшими руководителями.

Для каждой из них установят специальный коэффициент, который будет множиться на минимальную зарплату. Вряд ли это приведет к легализации заработных плат, скорее, лишь усилит нагрузку на фонд оплаты труда.
Следствием этой новации станет то, что работодатель может платить любую заработную плату рабочему, но отчислять взносы к социальным фондам будет исходя из установленной индикативной заработной платы.
Министр говорит правду, когда предлагая перечень своих инициатив в вопросе легализации оплаты труда, ссылается на европейский опыт. В то же время, выпускает тот факт, что усиление карательных мероприятий и более жесткие нормы администрирования социальных взносов в ЕС сопровождались снижением фискальной нагрузки на фонд оплаты труда.

Предложенные мероприятия, за исключением расширения количества и полномочий контролирующих органов, могли бы иметь позитивный эффект, но при условии ликвидации причины тотальной выплаты заработной платы в конвертах асимметричного распределения обязательств социального страхования между работником и работодателем.
Законом Украины "О сборе и учете единого взноса на общеобязательное государственное социальное страхование" был введен единый социальный взнос, который заменил обязательные взносы в четыре фонда.

Из зарплаты работника теперь взимается приблизительно 3,6%, из каких 2% поступает к ПФУ, 1,6% к другим социальным фондам, тогда как для работодателя размер этого социального взноса колеблется в зависимости от деятельности в диапазоне 36,76% – 49,7%.
Выходит, что создав рабочее место, предприятие вынуждено дополнительно платить к 50% заработной платы на социальное обеспечение данного рабочего. Конечно, минимизация отчислений взносов в социальные фонды, как и широко распространенная минимизация налогообложения в целом это достаточно негативное явление в экономике Украины, которое негативно отображается как на доходах граждан так и на доходах бюджета.

Однако в условиях чрезмерной налоговой нагрузки на оплату труда, высокой коррупционной ренты и значительных затрат на администрирование налогов и взносов, теневой ресурс, который получают предприятия не всегда является необлагаемой налогом прибылью, а иногда лишь ресурсом для оплаты чрезмерных непроизводственных расходов предприятий.
Только ощутимо снизив социальную нагрузку на фонд оплаты труда государство вправе требовать выведения ее из тени.
Но если государство начнет с карательных мероприятий, а вопрос распределения груза социальных взносов отложит на потом, это не приведет к автоматическому росту взносов к социальным фондам.

Западные компании, которые привыкли придерживаться законодательства будут отказываться от расширения штата работников, а отечественные – разрабатывать новые механизмы уклонения от уплаты взносов.
А это приведет к обратному эффекту, который будет иметь следствием не только отсутствие дополнительных поступлений, но и значительные потери для государства.

 

 

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

введіть свій коментар!
введіть тут своє ім'я