На голову Економіка Роттердам+: формула любви за 39 млрд грн!

Роттердам+: формула любви за 39 млрд грн!

160
0
Сытник против Ахметова. Сколько ДТЭК заработал на формуле Роттердам+: версия НАБУ. ТЭК, Экономика - новости бизнеса УкраиныДетективы НАБУ впервые рассказывают историю, как спасали империю Рината Ахметова.
Руководство ДТЭК любит рассказывать историю, как “подружились” Роттердам+ и недавно избранный президента Владимир Зеленский. В августе 2019 года в Офисе президента состоялась большая “энергетическая” встреча. Кроме членов Кабмина и глав крупнейших энергокомпаний присутствовали многие топовые силовики из СБУ, НАБУ, САП и т.д..
Их присутствие было неслучайным  обсуждали, в том числе, и так называемую формулу Роттердам+, из-за которой двумя неделями ранее НАБУ объявило о подозрении четырем бывшим высокопоставленным сотрудникам НКРЭКУ и двум топ-менеджерам компании ДТЭК. НАБУ называло ДТЭК главным выгодополучателем Роттердама+.
“Когда заговорили о формуле Роттердам+, президенту представили слайд со сравнением цен. Изучив документ, Зеленский спросил: так, что “Роттердам+” – это самая низкая на сегодня цена?”, – рассказывает один из топ-менеджеров Ахметова.

Возможно, это – случайность, но после встречи у президента расследование забуксовало: фигуранты дела вышли на свободу под многомиллионный залог и продолжили карьеры, кто в бизнесе, кто в госсекторе.

Но в августе уже 2020-го дело Роттердам+ опять замелькало в новостях. Сначала новоназначенный и.о. прокурора САП Виктор Пономаренко просто закрыл производство, но затем Высший антикоррупционный суд его возобновил, удовлетворив иск Никопольского завода ферросплавов Игоря Коломойского.

Журналист LIGA.net разбирался, что происходит с этим делом, и встретился с детективами НАБУ Денисом Гюльмагомедовым, Михаилом Романюком и Николаем Самойленко, которые занимаются им более трех лет.

Сотрудники бюро оказались неожиданно откровенными, в течении почти трехчасовой встречи озвучили свою версию создания формулы, рассказали ранее неназываемые детали и имена.

Мы решили опубликовать версию детективов НАБУ этого резонансного и очень дорого дела. Если другие фигуранты захотят рассказать свою и готовы раскрыть новые детали Роттердама+, мы их выслушаем.

Что такое формула Роттердам+?

От Крепости до Роттердама: Сколько ДТЭК заработал на формуле Роттердам+?

Николай Самойленко (слева), Денис Гюльмагомедов (по центру) и Михаил Романюк (справа) – детективы НАБУ, которые ведут дело Роттердам+. Фото: пресс-служба НАБУ

Детективы начинают свой рассказ издалека – с событий 2015 года. По их мнению, формула Роттердам+ – часть так называемого плана “Крепость”, который в апреле 2015 года опубликовал народный депутат Мустафа Найем.

Конечная цель шагов, изложенных в документе, – вывести холдинг из финансового кризиса, в котором ДТЭК оказался в 2014-2016 годах. Оккупация Донбасса, блокада торговли с ОРДЛО повлекли за собой потерю активов и разрыв производственных цепочек.

Вдобавок гривня обесценилась в три раза, сделав неподъемными валютные обязательства ДТЭК Энерго перед международными кредиторами.

Выручка компании по итогам 2015 года упала почти вдвое – до $4,3 млрд, убыток составил $1,7 млрд при долгах в $2,4 млрд.

“Формула Роттердам+ спасла компанию от дефолта, – говорит детектив НАБУ Михаил Романюк из НАБУ. – Она позволила холдингу реструктуризировать свои долги и стала инструментом реализации экономических целей “Крепости”.

По подсчетам НАБУ, формула “Роттердам+” принесла тепловой генерации с марта 2016-го по июнь 2019 года 30 млрд грн необоснованного дохода. Доля ДТЭК в этом “пироге” – 22 млрд грн, говорят детективы. Ущерб государства от “Роттердам+” в НАБУ оценили в 39 млрд грн.

“Разница между доходом ТЭС и ущербом государства “зависла” из-за неуплаты ГП Энергорынок (оптовый покупатель всей электроэнергии в стране до июля 2019 года. – Ред.) за реализованную электроэнергию со стороны ГП Энергорынок”, – уточнил LIGA.net другой детектив НАБУ Денис Гюльмагомедов.

Как произошел регуляторный “захват” НКРЭКУ: версия детективов НАБУ

2015 год – один из самый напряженных периодов во взаимоотношениях ДТЭК с постмайданной властью. В апреле 2015 года бывший министр энергетики Владимир Демчишин инициировал антимонопольное расследование против холдинга в АМКУ, на что ДТЭК ответил шахтерскими протестами под Администрацией президента Петра Порошенко.

Шахтеры, в частности, потребовали от правительства выплаты долгов по зарплате, отставки Демчишина и повышения тарифов для ТЭС на 41% – с 85 копеек за кВт-ч до 1,2 грн. Эту цифру озвучивал в 2015 году экс-глава НКРЭКУ Дмитрий Вовк в одном из фрагментов интервью Радио Свобода.

Изначально, по данным НАБУ, регулятор был категорически против такого повышения цен. Еще в апреле 2015 года Вовк на одной из пресс-конференций заявлял, что ДТЭК способен погасить свои долги за собственный счет, назвав требования холдинга необоснованными.

“В 2015 году себестоимость добычи угля на шахтах ДТЭК была в пределах 850 грн за тонну, при цене рынка – около 1100-1200 грн, – добавляет Гюльмагомедов из НАБУ. – Чтобы выйти на тариф 1,2 грн за кВт-ч ДТЭК предложил регулятору повысить цену на уголь в тарифе на электроэнергию ТЭС до 1600 грн за тонну”.

В эту цифру, по словам детектива, “холдинг включил проценты по своим кредитам, расходы на содержание офиса ДТЭК Tower и затраты на возобновление ж/д полотна в зоне АТО”.

Но с приближением зимы позиция регулятора изменилась. Детектив НАБУ Романюк уверяет, что в ноябре глава Нацкомиссии вместе с тремя своими подопечными вступили в сговор с сотрудниками ДТЭК, избрав из трех предварительных вариантов комиссии наиболее выгодный холдингу тариф на электроэнергию ТЭС.

“У нас есть доказательства, что формула Роттердам+ была написана в офисе ДТЭК Энерго, – говорит Романюк. – Этой формулой комиссия привязала цены на уголь в Украине к котировкам на хабе Роттердама, заложив в неё необоснованные затраты на логистику”.

По данным НАБУ, проект будущего регуляторного акта разработали гендиректор ДТЭК Энерго [Борис Лисовый. – Ред.] вместе с нынешним главой ДТЭК Сети [Иваном Гелюхом. – Ред.], чтобы потом передать этот документ одному из членов Нацкомиссии [Владимиру Евдокимову. – Ред.].

“Он [Евдокимов. – Ред.] должен был доработать регуляторный акт, согласовать с главой НКРЭКУ и вынести на заседание регулятора, – утверждает Романюк из НАБУ. – Помогали ему в этом бывший директор по управлению энергорынка комиссии [Тарас Равенко. – Ред.] и его заместитель [Владимир Бутовский. – Ред.]”.

На этом основании в августе 2019 года НАБУ объявило о подозрении двум топ-менеджерам ДТЭК и четырем бывшим сотрудникам НКРЭКУ, включая Бутовского и Вовка. Последние, по словам детективов, скрываются сегодня от следствия за границей.

Вовк, по информации НАБУ, находится в кипрском городе Ларнака, тогда как Бутовский еще в сентябре был Грузии.

Кто пострадал от формулы Роттердам+?

По словам детектива Николая Самойленко, с 2017 по 2020 годы НАБУ получило четыре экономических экспертизы от государственных институтов и частной компании Эс Эн Ди. Экспертизы должны были установить размер ущерба для государства от формулы Роттердам+.

Главными ее “жертвами” в НАБУ называют бизнес и население, “которому пришлось переплачивать за товары и услуги, стоимость которых зависит от цены на электроэнергию”.

Но результаты экспертиз оказались неоднозначными. Первая экспертиза, по словам Самойленко, на основании которой в августе прошлого года в деле появились первые подозреваемые, нашла 19 млрд грн ущерба для государства за 2016-2017 годы.

“Вторая и третья экспертизы насчитали те же 19 млрд грн, но не как “ущерб”, а как дополнительный доход от возмещения затрат на международную логистику украинского угля, – добавляет Самойленко. – Четвертая экспертиза установила ущерб от применения формулы с апреля 2016-го по июль 2019-го в размере 39 млрд грн”.

Неразбериха с экспертизами, по словам, детективов, привела к тому, что в августе 2020 года прокурор САП Виталий Пономаренко закрыл дело. При этом сам Пономаренко на одном из заседаний ВАКС объяснил свое решение “отсутствием в деле убытков и состава преступления”, ссылаясь на экспертизу №3.

Но закрытым дело оставалось недолго. В сентябре остановку дела обжаловали в антикоррупционном суде бывший замгенпрокурора Виктор Чумак, Центр противодействия коррупции (ЦПК) и Никопольский завод ферросплавов Игоря Коломойского.

Завод олигарха по факту – единственный пострадавший, приобщенный к уголовному делу НАБУ. Именно его апелляцию в сентябре удовлетворил ВАКС, отказав ЦПК, после чего от своего иска отказался инициатор дела НАБУ Виктор Чумак.

Почему только завод Коломойского приобщен к делу Роттердам+? В НАБУ лишь разводят руками. По словам детектива Романюка, следователи пытались приобщить к уголовному производству не только Кабинет министров, но и как можно больше предприятий, в том числе водоканалы, Киевский метрополитен, коммунальные транспортные компании. Но безуспешно.

“Предприятия на этот шаг не решились, а Кабмин вместе с премьер-министром [бывшим топ-менеджером ДТЭК Денисом Шмыгалем. – Ред.] и экс-главой Минэнерго [Ольгой Буславец] нам отказали и перенаправили нашу просьбу в Генеральную прокуратуру, – рассказывает Гюльмагомедов. – Прокуратура в свою очередь нас отправила обратно в Кабмин. Этим все и закончилось”.

Тень Порошенко. Почему НАБУ в рамках дела Роттердам+ интересуется инвесткомпанией ICU?
Детективы НАБУ уверяют, что новый глава НКРЭКУ Дмитрий Вовк, пришедший на госслужбу из корпорации Roshen Петра Порошенко, “сливал” служебную информацию о состоянии рынка электроэнергии сотрудникам инвестиционной компании ICU.
До того, как прийти в Roshen, Дмитрий Вовк около четырех лет занимал должность вице-президента в ICU, а совладелец компании Макар Пасенюк был финансовым советником пятого президента Порошенко.
“У следствия есть веские основания считать, что процесс утверждения Роттердам+ контролировался кем-то, кто стоял выше главы НКРЭКУ [Вовка. – Ред.] по рангу, – заявил детектив Романюк. – Известно, что на тот момент регулятор был подконтролен и подотчетен президенту, но конкретных фамилий у нас нет”.

Как в НАБУ объясняют интерес ICU к истории с Роттердам+? По данным детективов, с 2015 по 2017 годы компания Пасенюка скупала еврооблигации ДТЭК у консорциума международных банков и на Ирландской фондовой бирже.

“До того, как регулятор ввел формулу Роттердам+, евробонды ДТЭК котировались на уровне $38-39 за единицу от номинала. Но уже через полгода-год – ценные бумаги ДТЭК выросли в цене до номинальных $100”, – говорит детектив Гюльмагомедов.

Детективы предполагают, что ICU могла быть еще одним выгодополучателем от решений НКРЭКУ. Чтобы подтвердить эту версию в 2018-2019 годах НАБУ отправило ряд запросов на получение информации об операциях ICU за границей в правоохранительные органы нескольких стран, включая Австрию и Кипр.

“Ответ прислали пока только из Австрии. Других пока нет, так как ICU блокирует через зарубежные суды наши попытки получить всю необходимую нам информацию, – заявил коллега Гюльмагомедова Романюк. – Поэтому в списке подозреваемых пока только члены НКРЭКУ и сотрудники ДТЭК”.

Однако в ICU все обвинения в свой адрес категорически отрицают. В ICU заявили, что компания торгует евробондами ДТЭК еще с 2011 года, объяснив свою мотивацию скупать ее ценные бумаги “инвестиционной стратегией и опытом инвестиций в проблемные активы”.

“ICU не получала от господина Вовка служебную информацию о состоянии рынка ни по формуле, ни по другим вопросам, – говорится в ответе ICU на запрос LIGA.net. – Также группа никогда не обращалась с ходатайствами в суд в отношении запросов НАБУ о международной правовой помощи”.

Почему дело Роттердам+ затянулось на три с половиной года?

НАБУ расследует дело Роттердам+ с марта 2017-го. Однако первые подозреваемые в этом деле появились лишь через два с половиной года – в августе 2019 года, после смены власти в стране и победы на президентских выборах Владимира Зеленского.

Двухлетняя пауза в деле произошла неслучайно, уверены в НАБУ. По словам Гюльмагомедова, при президентстве Порошенко “никто из государственных институтов не спешил доказывать убытки государства от формулы Роттердам+”.

Более того, продолжает он, уголовное дело якобы тормозили сами же прокуроры САП, требуя дополнительных экспертиз об ущербе, а также вероятная утечка информации из прокуратуры.

По словам детектива НАБУ Гюльмагомедова, незадолго до обысков в 2018 году в офисе ДТЭК Энерго подозреваемые сотрудники компании [Гелюх] и [Лисовый] поменяли номера телефонов, заблокировали свои компьютеры и уничтожили на шредерах все документы, которые могли бы говорить об их причастности к разработке формулы.

О планах НАБУ, уточняет он, знали лишь судьи Соломенского суда, несколько детективов, бывший глава САП Назар Холодницкий и действующий прокурор Пономаренко.

“Когда это произошло в первый раз мы начали подозревать суд, но вскоре у нас появились веские основания полагать, что информация может уходить изнутри”, – рассказывает детектив НАБУ Гюльмагомедов.

Какие перспективы у дела Роттердам+?

Теоретически есть вероятность, что дело Роттердам+ может стать “политическим глухарем”, несмотря на доказательную базу, допускают детективы НАБУ. Косвенно о низкой политической поддержке этого дела также говорит и тот факт, что ни Кабинет министров, ни Генеральная прокуратура не на стороне НАБУ в рамках уголовного производства.

“Если бы у нас была процессуальная возможность представлять это дело в суде, мы бы уже его направили в ВАКС. Но пока Пономаренко – прокурор САП, мы понимаем, что ничего не выйдет, поэтому открыто выражаем ему недоверие и пытаемся через суд отстранить его от дела”, – рассказал Гюльмагомедов.

“Есть веские основания считать, что Пономаренко специально пытается закрыть дело”, – дополняет Гюльмагомедова детектив Самойленко.

“Его даже не волнуют наши доводы и аргументы, он воспринимает лишь только то, что пишут СМИ. В сентябре судья ВАКС Олейник разгромила его позицию, поскольку на суде он заявил, что не обязан изучать все экспертизы”, – заявил он.

Михаил Романюк (слева) Николай Самойленко (по центру) и Денис Гюльмагомедов (справа). Фото: пресс-служба НАБУ

Что сейчас происходит с расследованием? Дело Роттердам+ приостановлено по инициативе НАБУ “из-за следственных действий за границей”, говорят детективы. Возобновить производство они обещают, как только будет назначен новый прокурор.

После этого все обвинительные материалы в течение трех дней бюро должно передать на ознакомление всем шестерым подозреваемым. А дальше дело переходит в суд.

Что об обвинениях НАБУ думают в ДТЭК и фигуранты дела?

В сентябре ДТЭК детально изложил свою позицию о формуле Роттердам+ и расследовании НАБУ изданию Kyiv Post. Отвечая на обвинения детективов, в холдинге заявили о манипуляции со стороны следствия.

В ДТЭК заявили, что ни сотрудники компании, ни ее бенефициар не участвовали в разработке формулы Роттердам+ и “закулисных диалогах с членами НКРЭКУ и политиками высокого уровня”.

“Роттердам+ – это самая независимая, справедливая, антикоррупционная формула, – заявил в июле 2020 года гендиректор ДТЭК Максим Тимченко в интервью агентству РБК-Украина. – Это зеркало того, что происходит на рынке, это импортный паритет”.

Главный аргумент ДТЭК: справедливость Роттердам+ подтвердили исследования консалтинговой компании IHS CERA и ассоциации EURACOAL (в нее входит энергетический бизнес Рината Ахметова).

Однако объяснения подозреваемых немного разнятся. Причастность топ-менеджеров ДТЭК Ивана Гелюха и Бориса Лисового к разработке формулы Роттердам+ лично подтвердил LIGA.net бывший член НКРЭКУ и один из подозреваемых в деле НАБУ Владимир Евдокимов.

Гелюх и Лисовый, по его словам, на тот момент входили в так называемый Совет оптового рынка электроэнергии, который “состоял из “представителей всех производителей”.

“Гелюх, будучи членом Совета, а Лисовый, будучи его главой, инициировали и подготовили этот нормативный акт. По решению Совета, разработанный документ представили нам как предложение от всех участников рынка, – объяснил Евдокимов. – Проекты этих документов заходили в НКРЭКУ официально, а сама формула перед утверждением согласовывалась с АМКУ и другими органами исполнительной власти”.

Формула Роттердам+ позволила стране избежать энергетической катастрофы, уверен Евдокимов. По его словам, в момент введения формулы на складах украинских ТЭС не было угля, а бывший премьер Арсений Яценюк третий раз вводил чрезвычайное положение на рынке.

Евдокимов считает расследование НАБУ “политической заказухой” в интересах Коломойского, а обвинения детективов – “смешными” и напоминает: “Регулятор принимает решение коллегиально, а не отдельными членами НКРЭКУ”.

Джерело

#влада #роттердам+ #НКРЕКУ #корупція