На голову Економіка Путин боится масштабной войны в Сирии – военный эксперт

Путин боится масштабной войны в Сирии – военный эксперт

135
0

По мнению Игоря Сутягина, научного сотрудника Британского королевского института военных исследований, президент РФ Владимир Путин боится широкомасштабной войны в Сирии

Более детально мнение эксперта относительно страха российского лидера перед широкомасштабной войной в Сирии изучали журналисты раздела “Новости мира” издания “Биржевой лидер”.

Игорь Сутягин в интервью изданию “Новое время” заявил, что Россия уже принимает участие в наземных военных операциях, проводящихся на территории Сирии, и для того, чтобы убедиться в этом. достаточно посмотреть, например, репортажи телеканала Russia Today – очень хорошее вранье, подкрепляемое показом докладов в ГШ ВС РФ, в том числе, и демонстрацией карт. Если просто сделать стоп-кадр, и почитать надписи на карте, то можно увидеть: в операции, проводимой в районе населенного пункта Хармат, задействована 5-я гаубичная батарея 120-й артбригады из Кемерово.

70_main.jpg

Еще один пример – элементы армейского комплекса “Ратник”, имеющегося только в России, обнаруженные среди захваченных оружия и снаряжения неподалеку от города Химс. Поступает информация о выходящих туда разведывательных батальонах, о выходящем оттуда спецназе – у каждого есть свои собственные, конкретные боевые задачи. Поэтому можно констатировать – Россия уже принимает участие в наземной операции в Сирии.

Параллели между Сирией и Афганистаном очевидны – эксперт.

В данном случае было бы правильно ставить вопрос о широкомасштабном участии в сирийском конфликте сил регулярных танковых и пехотных подразделений российской армии, как было на Донбассе. И ответ на этот вопрос будет отрицательным – скорее всего, такого широкомасштабного участия не будет. Здесь весьма отчетливо просматривается параллель между нынешней Сирией и Афганистаном конца 70-х-начала 80-х. В России дальнобойщики уже блокируют дороги, а некое неприятие окружающего постепенно растет. Путинские социологи еще в июне 2013 года выяснили, что глава государства начал терять свой статус “тефлонового президента”, когда виновны во всем кто угодно, только не он сам. В городах с населением более 1 миллиона жителей примерно 55 процентов обвиняли во всем происходящем именно Путина, а в среднем по России таких людей было около 35 процентов.

Затем был определенный спад, но россияне многое простили Путину за аннексию Крыма. Сейчас, когда с момента аннексии прошло практически два года, эйфория по-прежнему еще остается, однако жизнь российских граждан лучше от этого не становиться. Если к этому добавить еще и спасение Москвой очередного “Бабрака Кармаля”, то риск увеличивается, тогда как Путин и кремлевская элита этого самого риска как раз стараются избегать. Люди, хорошо знающие нынешнего хозяина Кремля близко, говорят о нем как о чудовищно нерешительном человеке, тогда как ввязывание России наземную операцию на территории Сирии – это очень большие риски.

Теоретически кремль мог это сделать еще 2 месяца назад, заявив при этом “нас там нет”. Сейчас же об этом уже объявлено, и никто уже не скажет – мол, никого в Сирию не посылали. Значит, гробы в РФ будут приходить уже официально, и это будут уже не “отпускники”. Значит, в данной ситуации будет прямая ответственность Путина, и какая именно соломинка окажется той последней, что сломает спину верблюда – этого сейчас не знает никто.

У РФ нет ни финансового, ни технического ресурса для проведения широкомасштабной наземной операции в Сирии – Сутягин.

Вместе с тем Игорь Сутягин полагает, что если отбросить в сторону внутриполитическую ситуацию и говорить сугубо в военном плане, то у России все рано нет достаточных технических и финансовых ресурсов для того, чтобы начать в Сирии широкомасштабную наземную операцию, и это подтверждается опытом последних 40 лет. США поняли это во Вьетнаме – бороться с Вьетконгом без “вьетнамизации” этого конфликта просто невозможно.

Советская армия, пришедшая в Афганистан, успешно воевала только там, где были договорные районы, поскольку можно разбомбить территорию противника, однако это все равно не даст полного эффекта. Это как раз и выяснилось в Афганистане, после чего советские войска стали договариваться. В итоге, в договорных зонах действительно все было хорошо, но там, где воевали, все было совсем наоборот – плохо.

После распада СССР Москва попробовала проделать это в Чечне, однако и там все получилось только после того, как удалось переманить на свою сторону часть чеченцев и “чеченизировать Чечню”. Только после того, как удалось это сделать, России удалось более-менее умиротворить восставших чеченцев.

Соединенные Штаты Америки пришли в Афганистан для того, чтобы воевать с “Талибаном”. В итоге, у американской армии так и ничего не получилось с наземной операцией. Не получилось до тех пор, пока Вашингтон не начал строить в Афганистане местные вооруженные силы. Во Вьетнаме США называли это “Битвой за сердца”.

Поэтому непонятно, почему у России должно это получиться в Сирии, если исторический опыт наглядно демонстрирует: это ни у кого и нигде не получалось. Естественно, разбомбить отдельные объекты или территории можно, как можно и что-либо разгромить. Однако для реального решения проблемы действовать необходимо вовсе не так, как может сегодня действовать Российская Федерация.

Автор: Алексей Иванов

 
 

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

введіть свій коментар!
введіть тут своє ім'я