На голову Економіка Против COVID-19: роль государства!

Против COVID-19: роль государства!

64
0

Как Новой Зеландии, Сингапуру, Руанде и Германии удалось минимизировать разрушительные последствия пандемии? Клэр Стэндли, профессор Джорджтаунского университета (Clair Standley, Center for Global Health Science and Security at Georgetown University) рассказала о накопленном мировом опыте борьбы с пандемией:

«Новая Зеландия является хорошим примером успешной реакции властей на пандемию. Премьер-министр страны Джасинда Ардерн проявила себя с лучшей стороны, она демонстрировала человечность и понимание, какое огромное влияние эта пандемия окажет на жизни людей. Ее правительство вовремя предприняло необходимые меры для защиты населения. Да, Новая Зеландия – маленькая и богатая страна, не имеющая сухопутных границ, со всех сторон окруженная океаном. Каждому новозеландцу, возвращавшемуся из-за рубежа, был предоставлен бесплатный номер в гостинице, чтобы человек мог там провести две недели в самоизоляции, чтобы не допустить распространения вируса.

Есть и другие страны, которые использовали подобный подход. К примеру, Руанда прибегала к изоляции людей, таким же образом поступили и во Вьетнаме… Это показывает, что государство не обязательно должна быть богатым, чтобы предпринимать шаги, которые в долгосрочной перспективе позволяют сэкономить деньги и стимулировать экономику.

На данный момент очевидно, что, особенно на ранних этапах пандемии, необходимо грамотное планирование и решительность.

Например, Руанда – крошечная страна в Африке, где живут люди низкого и среднего достатка. Еще в феврале, в самом начале пандемии, в Руанде создали рабочую группу по борьбе с COVID-19, организовали центры для тестирования и особый госпиталь. Тестирование было бесплатным. И все это – задолго до выявления в стране первого случая заболевания. В результате, Руанда смогла быстро изолировать заболевшего человека и предпринять все необходимые меры.

Германии также удалось весной провести хорошую работу по борьбе с пандемией, организовать тестирование, качественно выстроить коммуникацию с населением, делая акцент на ответственности каждого за успех всей страны. В общественных местах Германии почти не видно напоминаний о необходимости носить маски, потому что все и так их носят. Люди доверяют правительству и верят, что оно принимает разумные решения. Благодаря тому, что канцлер (Ангела Меркель — ГА) – ученый, ей легко удается работать с научными данными и легко объяснять их. К примеру, в конце марта сделали сделали обязательным ношение масок в закрытых помещениях и местах скопления людей, вроде продуктовых магазинов. Все поворчали вначале, но стали носить маски, потому что власти понятно разъяснили, почему это сделано.

Правительству Сингапура тоже удалось успешно выстроить коммуникацию с населением. С самого начала пандемии премьер-министр распространял честные заявления – через приложение WhatsApp и на сайте Министерства здравоохранения. Ежедневно публиковались сообщения о количестве заболевших, госпитализированных и выздоравливающих, данные оперативно обновляли. В результате, сингарпурцы доверяли своим властям, были готовы делиться персональными данными и помогать отслеживать контакты заразившихся для предотвращения распространения вируса.

В самом начале пандемии есть возможность сдержать распространение вируса, локализовать каждый случай заражения и отследить контакты заболевшего человека. Думаю, что если бы владельцы отелей знали, какие убытки они понесут в результате пандемии, то они бы более охотно сотрудничали с властями. Было бы полезно с самого начала привлечь к процессу принятия решений экспертов по поведению людей и маркетологов.

Марго Гонтар: Как вы оцениваете использование телефонных приложений по отслеживанию контактов с заболевшими COVID-19, а также другие методы противодействию распространения вируса, которые задействовали во многих государствах Азии?

Клэр Стэндли: Один из фундаментальных принципов здравоохранения – использовать методы, которые наименьшим образом нарушают права людей. В Китае этот баланс не был сохранен, поэтому не думаю, что стоит практиковать подобный подход в других странах. Нам также необходимо учитывать важность необходимости защиты персональных данных.

В то же время важно понимать, что жители разных стран могут по-разному относиться к стороннему вмешательству в их жизнь. Так население Сингапура положительно отнеслось к тому, что к данным их мобильных устройств получат доступ третьи лица. Подобное невозможно представить в Европе.

Думаю, если люди будут больше доверять своим правительствам, если будут испытывать уверенность, что их личные данные находятся в безопасноcти, и будут удалены, как только перестанут быть нужны для борьбы с эпидемией, многие могут счесть возможным делиться ими. В Западной Европе используют приложения для отслеживания подобных контактов. Миллионы жителей Германии скачали их.

М. Г.: Что вы думаете о «шведской модели»?

К. С.: Это сложный вопрос. Швеция не вводила таких ограничений, как другие государства. Здесь важную роль сыграло то, о чем я уже говорила: доверие шведов к действиям власти, и уверенность власти, что население страны будет действовать правильно. К примеру, хотя рестораны не закрывали, их посещаемость значительно снизилась: люди стали чаще есть дома и без принуждения серьезно скорректировали свое поведение.

М. Г.: Некоторые африканские государства cмогли успешно справится с COVID-19. С чем этом может быть связано?

К. С.: Думаю, что помогает имеющийся у них опыт борьбы с прошлыми эпидемиями. Это касается большей части Западной и ряда стран Центральной Африки. В некоторых странах Восточной Африки еще до пандемии коронавируса существовали сильная централизованная система тестирования и высококлассные лаборатории, поэтому их было легко использовать для проведения тестирования на коронавирус. Многие лидеры африканских стран начали готовиться к борьбе с пандемией COVID-19 заблаговременно.

М. Г.: Как вы оцениваете использование карантина?

К. С.: Термин «карантин» используют сейчас для описания достаточно широкого спектра действий. У нас есть уханьский пример, когда людям было запрещено вообще выходить из дома, видеокамеры на улицах использовались для слежки за горожанами. А есть то, что сейчас происходит в Германии, когда власти рекомендуют по возможности работать из дома, но это не является обязательным требованием. Магазины работают. Единственное, что закрыто – бары и рестораны. Также не рекомендовано видеться с родственниками, не разрешено собираться большими группами, но, в целом, это достаточно мягкие ограничения.

Очевидно, что нечто подобное карантину было необходимо, чтобы замедлить распространение инфекции. Если взять пример Германии, то, как мне кажется, правительство хорошо справилось с этой задачей: оно признало, что бары и рестораны в этом плане особенно опасны и этим бизнесам предоставлены финансовые компенсации. Поэтому есть надежда, что влияние пандемии на экономику страны будет минимизировано. Люди могут выходить на улицу, делать покупки в магазинах, надевая маски, школы открыты, экономическая активность происходит.

Очень вредит то, как мы говорим о «волнах» в пандемии. Летом все СМИ в Европе повторяли: «Когда же придет вторая волна?», и в результате люди ощущали, что это является чем-то неизбежным, с этим ничего нельзя поделать и невозможно остановить, а значит можно с таким же успехом отправляться на вечеринку или идти в ресторан, потому что вирус все равно появится снова. Подобное поведение привело к распространению вируса и создало вторую «волну».

Джерело

#влада #коронавірус #пандемія #здоров’я