На голову Новини Люстрация. Трудности перевода

Люстрация. Трудности перевода

65
0

Люстрация, независимо от того, будет она проведена или нет, стала базовой понятийной категорией текущего политического времени. Как евроинтеграция, приватизация, украинизация на каком-то этапе. При этом очевидно, что политики и общество совершенно по-разному понимают этот термин

Люстрация, независимо от того, будет она проведена или нет, стала базовой понятийной категорией текущего политического времени. Как евроинтеграция, приватизация, украинизация на каком-то этапе. При этом очевидно, что политики и общество совершенно по-разному понимают этот термин

 

Политики все сводят к очищению от одиозных представителей режима Януковича, чиновников-коррупционеров среднего звена, а также тех, кто является/считается российской "пятой колонной" в Украине.

 

Общество же видит люстрацию гораздо шире. Как запрос на социальную справедливость. Как запрос на превращение Украины из осколка Советской империи в самодостаточную независимую Восточно-европейскую страну. Как запрос на преодоление политико-государственной модели "консенсуса безразличия". Как запрос на идеологию и стратегию политики национального единства. Как запрос на внутреннюю интеграцию. Как запрос на политиков, ассоциирующихся в обществе с механизмом реализации программы национального развития и средством достижения украинской цели. Как запрос на правду. А главное – как запрос на результат, который вне зависимости от того, умеет президент говорить или нет, отсутствует. Общество устало от отсутствия результата.

 

Ведь при Кравчуке все реформы сводились к юридическому факту наличия независимой Украины. Пафосные разговоры о государстве уже воспринимались как выдающееся реформаторско-прогрессивное достижение.

 

При Кучме реформы невозможно было поводить из-за того, что затрагивались интересы бизнеса, контролирующего ту или иную отрасль экономики, экспортеров/импортеров и т.д. Олигархи как класс возникли именно при втором президенте, ближе к окончанию его первого срока президентства.

 

При Ющенко весь реформаторский потенциал и энергия общества были загублены политическим интриганством и шантажем внутри оранжевой команды, которая, победив внешнего врага, занялась внутривидовой борьбой. Ющенко и Тимошенко включились в конкурентный процесс буквально с первых же дней власти. В итоге, ни одна задекларированная реформа не была проведена, а превращалась в громкий пиар-процесс.

 

При Януковиче задачи проведения реформ как таковой вообще не было, даже на уровне целеполагания. Команда четвертого президента, видимо, считала, что крупные инфраструктурные проекты (мосты, аэропорты, развязки) – это и есть реформы.

 

При Порошенко никаких реформ мы пока тоже не видим. Спрос почему-то не рождает предложений. Мы слышим об историческом шансе для Украины, об иностранном опыте реформ, а также о фантастических показателях, если провести, условно говоря, 150 реформ (чем больше – тем лучше), но при этом непонятно, почему на данный момент не проведена хотя бы одна. Да и вообще нет разбора текущей ситуации, карты страны на уровне предельно точного анализа.

 

Параллельно есть предпосылки, с одной стороны, для повторения 2005 года в виде кризиса управляемости. В том смысле, что президент получил более 50 % голосов, но при этом оказался в ситуации парламентско-президентской республики, да еще и с сохранением старого закона о выборах от 2012 года. Уже есть конкуренция за нишу реформатора – в ответ на инициативу Порошенко "Стратегия-2020" Яценюк предлагает свой пакет антикоррупционных реформ. С другой стороны, есть желание президента добиваться результата путем компромисса всех со всеми. Это бизнесовая логика, логика получения незначительного результата в каждой ситуации, которая в условиях внешней агрессии неэффективна. Нужна логика больших, а не мелких шагов. А с третьей – выборы 26 октября, не проведение которых гораздо хуже, чем проведение, не добавляют устойчивости ситуации. С учетом разношерстности будущего парламента нас ожидает огромное количество скандалов, разоблачений, провокаций, учебы по ходу. Все будут претендовать на то, чтобы быть событием. Что касается будущего правительства, то украинская система управления в исполнительной власти обычно имеет две крайности. Или в формате жесткой вертикальной системы, когда поведенческая рамка задается президентом, как это было при Кучме. Или хаос, когда после освобождения от контроля сильной президентской власти, политики-чиновники впадают в идеологию, пиар и т.д., как это было при Ющенко. Иногда та или иная указанная модель, в зависимости от личности президента, может приобретать уродливые гипертрофированные формы, как это было при Януковиче. Политическая модель при Порошенко – один из базовых, политикообразующих вопросов.

 

Революция снизу в Украине уже произошла. Стране нужна революция сверху. В виде смелого плана реформ, публично и широко обсуждаемого, значительных кадровых изменений, хотя бы частичной реализации идеи справедливости. Ведь если все будет продолжаться так, как было и есть за все 23 года независимости Украины, ближайшая внутриполитическая перспектива, перефразируя Камю, – когда все политики будут виновными, тогда-то и наступит истинная демократия. Люстрация люстраторов как один из элементов процесса.

Олеся Яхно

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

введіть свій коментар!
введіть тут своє ім'я