На голову Економіка Как Кремль преувеличивает роль России в борьбе с ИГ

Как Кремль преувеличивает роль России в борьбе с ИГ

76
0

Значение «лидерской позиции» России для внутренней идеологии государства переоценить трудно.

Для собственных целей российские идеологии используют успехи в борьбе против ИГИЛ, иногда достижения мнимые, об этом сообщают журналисты раздела «Новости мира» интернет-издания для трейдеров «Биржевой лидер» со ссылкой на «Деловую столицу».

На нескольких фронтах Россию лишили обретенного ранее статуса лидера в борьбе с глобальным терроризмом. На недавних публичных мероприятиях риторику противодействия терроризму активно использовал российский президент, однако ситуация несколько изменилась. Исламисты потерпели крупное поражение от иракских силовиков, содействие которым оказывала международная коалиция во главе с США. Хаос в ближневосточном регионе, устроенный Москвой, помогает джихадистам оставаться на плаву некоторое время.

Тезис о том, что европейские государства хотят видеть в России союзника для совместного противодействия терроризму, активно используется в российских и пророссийских масс-медиа. Последние данные свидетельствуют о том, что утверждение это не совсем соответствует действительности. Поскольку действия своих силовиков в Сирии Москва не согласовывает предварительно с коалицией, без поддержки эффективность их как минимум сомнительна.

Ранее российскую сторону ставили в известность, что не может быть и речи о создании альтернативной коалиции, а эффективные действия целесообразно реализовать исключительно в формате мирового альянса. С учетом этих обстоятельств, лидеры других стран пытались объяснить Москве необходимость четкой координации позиции. Со временем идея формирования коалиции с участием России утратила актуальность.

Причиной отказа Москвы от взаимодействия с другими странами является в частности заинтересованность Кремля в поддержке сирийского диктатора Башара Асада. Российские силовики вряд ли могли отказаться от подавления групп, оппозиционных к Асаду. Удар по имиджу Москвы, как освободителя и борца, нанесен также силами Афганистана и Турции, которая занимает сейчас роль одного из главных врагов в российской информационной повестке.

Турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган выступил с заявлением о том, что официальная Анкара не намерена сотрудничать с антитеррористической коалицией в составе России, Сирии, Ирана и Ирака до тех пор, пока на должности сирийского президента остается Башар Асад. Президент Турции заявил, что при общении с российским коллегой он высказался против участия в антитеррористической коалиции Асада. Эрдоган отметил, что он не может сидеть на переговорах рядом с президентом, легитимность которого как минимум вызывает сомнения.

Значимым событием стало также появление в информационном пространстве истории о сотрудничестве между Россией и движением «Талибан». Соответствующее заявление сделал Замир Кабулов, ответственный за афганское направление в российском МИДе, который сообщил, что интересы россиян и талибов совпадают, поскольку общим их врагом является ИГИЛ. Также чиновник отметил, что Москва и организация «Талибан» владеют каналом для обмена информацией. Важность этого вектора подтвердила и спикер российский дипломатов, небезызвестная Мария Захарова.

Несомненно, сотрудничество для совместного противодействия боевикам является делом хорошим, но к террористическим организациям относят талибов и в России, и в ООН. Поэтому фурор, который вызвали в мировой прессе российские дипломаты своими заявлениями, является ожидаемым. Российский посол в Афганистане Мантыцкий, тут же был вызван на ковер для дачи объяснений по поводу информации о сотрудничества Москвы и «Талибана». Дипломату пришлось объяснять, что речь идет исключительно о совпадении интересов в вопросе борьбы с ИГИЛ, а наличие контактов следует воспринимать только, как стремление Москвы помочь Кабулу в поиске оптимального решения проблемы талибов.

Очевидно, что «публичная порка» российского посла в Афганистане, а также вполне ожидаемый демарш Эрдогана, являются звеньями одной цепи. В совокупности эти события демонстрируют, что положение Москвы на международной арене довольно шаткое. Лидеры ведущих мировых государств показали Кремлю, что странам-изгоям, как правило, приходится в одиночку вести противоборство с подобными себе политическими отшельниками.

В недавнем интервью агентству «Интерфакс» глава российской дипломатии Сергей Лавров задекларировал «лидерскую роль» России. При ближайшем рассмотрении заявление о лидерстве выглядит очередным эпизодом воздействия на сознание рядовых россиян. Информация предназначена для внутреннего потребления. Министр привычно взваливает всю ответственность за проблемы на европейские государства, от чего его интервью выглядит бледным и скучным.

Еще более ничтожно выглядит заявление Лаврова о лидерстве на фоне побед коалиции в Ираке. В настоящее время официальный Багдад еще пытается сидеть одновременно на двух стульях. Все более очевидной в последних событиях проявляется тенденция к перевесу на пользу Запада в выборе иракским руководством союзников. Успешная наступательная операция иракских силовиков, реализованная при поддержке международной коалиции, стала, фактически уничтожением ИГИЛ на территории страны. После нанесенного удара террористам оправиться, скорее всего, уже не удастся.

В этом контексте целесообразно рассмотреть результаты «борьбы против ИГИЛ» в исполнении российских военных. А результатом стало то, что Сирию джихадисты рассматривают как надежное убежище. Для внутрироссийской пропаганды успехи коалиции в Ираке, мягко говоря, неприятны. Для отвлечения внимания граждан Москва запускает новый проект – продвижение месседжа о существовании негласной коалиции, подпольном объединении Москвы и Вашингтона.

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

введіть свій коментар!
введіть тут своє ім'я