Середа, 02 березня 2016 15:12

Всем диванным и ФБ икспердам посвящается

Автор 

Есть у меня один фантастический рассказик. С годами стал еще актуальнее. Лейтенант был потомственным военным в пятом поколении. Несмотря на относительнуюю молодость и невысокое звание он успел повоевать в горячих точках и давно мог бы быть капитаном, если бы не привычка рассказывать начальству о том, что есть методы организации службы и ведения боя отличные от использовавшихся во времена второй мировой.

Лейтенант был потомственным военным в пятом поколении. Несмотря на относительнуюю молодость и невысокое звание он успел повоевать в горячих точках и давно мог бы быть капитаном, если бы не привычка рассказывать начальству о том, что есть методы организации службы и ведения боя отличные от использовавшихся во времена второй мировой. Была даже крамольная мысль бросить службу. Но в последнее время, когда началась реальная война и просчеты командования обходились не итогами штабных учений, а реальными разгромами и гибелью солдат, он вдруг увидел для себя новые перспективы, появился спрос на тех, кто умеет воевать в реальной жизни, а не на бумаге. Не сказать, что все резко поменялось, но какие-то небольшие сдвиги в нужном направлении стали прослеживаться.

Тем не менее вызова к генералу, новому начальнику Генштаба он никак не ожидал. Перед дверью лейтенант поправил и так идеально сидевшую форму, постучал, и, войдя, доложил: «Лейтенант … по вашему приказанию прибыл!». Генерал уже ждал и, обведя взглядом, прервал его доклад, и махнул рукой – садись, мол.

- Наслышан, наслышан, - генерал, улыбаясь, внимательно изучал лейтенанта. – говорят, любишь новаторство? – спросил он.
- Так точно, товарищ генерал

- Отставить официальный тон! – скомандовал генерал. – Тут такое дело… В общем, говорят, неправильно мы воюем. Солдат не жалеем. Глупости делаем… - генерал до хруста сжал пальцы в замок, - короче, под давлением общественности решили создать такой как-бы орган, - он запнулся, - ну не совсем орган. Ну, в общем, матери там солдатские и эти, как их, блогеры, фейсбуки там всякие, - лейтенант кивнул, показывая, что понимает о чем речь. – Короче говоря, будут они нас контролировать. Что мы все делаем верно. А что бы информация передавалась быстро, купили такие вот приборы, - генерал протянул чехол, в котором обнаружился непривычно большой смартфон. – Знаешь что это?

- Догадываюсь.

- Бронированный. Батареи на месяц хватит. Там чат с этими общественными контролерами. Без их разрешения чтоб солдаты и туалет не посещали. Чат голосовой, чтобы удобнее было. Короче, лейтенант, на вашем взводе будем обкатывать этот эксперимент. Инструкция прилагается. Если есть вопросы, вас проконсультирует мой адъютант. На самый крайний случай есть канал связи со мной, я курирую этот проект. Свободны, лейтенант! И, - генерал как-то странно посмотрел на него и совсем по-граждански сказал, - удачи…

Первое время все было нормально. Взвод проходил курс подготовки. Формально, он был в составе роты, но в реальности, учитывая эксперимент, лейтенант имел достаточно большую степень свободы. Общественники-контролеры иногда что-то пытались подсказать, лейтенант даже иногда с ними пытался спорить, но понял, что лучше соглашаться и незаметно делать по-своему.

Первые неприятности начались, когда роту перекинули на фронт. Траншеекопатель, как всегда, где-то задерживался, а стоило приказать отрыть окопы, как смартфон разразился криками о том, что солдаты должны стрелять, а не копать. На все возражения, что так-то оно, конечно, так, только, в случае чего, прятаться будет некуда ответ бы непреклонен.

Лейтенант, матерясь скомандовал отбой. Через два часа приехал срочно вызванный общественниками траншеекопатель и всю ночь в темноте рыл окопы, лейтенант разместил их на местности по памяти. Спорить не было сил.
Впрочем, ягодки были впереди. Через несколько дней взводу, совместно с другими подразделениями, была поставлена задача отбить обратно ранее занятую противником стратегическую высоту. С четырех утра при поддержке танков и артиллерии началась операция. К полудню основные лини обороны были прорваны, и победа казалась уже в руках, когда поступила команда прекратить наступление. Лейтенант достал смартфон – в эфире творилось что-то невероятное – похоже генералу крепко доставалось за решение начать атаку. Что-то орали солдатские матери, им вторили блогеры.

Оказывается, по всем теориям решение было неправильное не только с военной, но и с политической точки зрения. И уже если атаковать, то не так. И не в это время. И не в этом месте. Время шло. Лейтенант с тоской смотрел на то, как противник перед ним занимает ранее оставленные окопы. В итоге всем дали приказ отходить. Не успев дойти до подножия холма, где была одна из линий обороны противника, лейтенант услышал, как из смартфона его кроют последними словами.
- В чем дело? - спросил он.
- Почему отходите?! – раздался голос общественного контролера
- Согласно приказу, - устало ответил лейтенант
- Чьему?!
- Вышестоящему.
- Отставить! Оставайтесь на месте до выяснения! – И скандал в чате набрал новую силу.

Лейтенант приказал занять чужие окопы и приготовиться к обороне. Время шло. Он не выдержал и набрал прямую линию с генералом.
- Слушаю! – Рявкнуло в трубке
- Товарищ генерал! Это…
- Знаю! И в чем проблема знаю. Ждите, лейтенант, пока ничем помочь не могу.
- Но нас тут просто окружат! Все отошли.
- Ждите! – Гудки. Лейтенант с ненавистью посмотрел на смартфон. Звук был выключен, но по мелькавшим сообщениям было видно, что спор идет жаркий.
К утру смартфон запиликал срочным вызовом. Незнакомый голос с канала контролеров удовлетворенно сообщил:
- Принято решение отходить на прошлые позиции.
- А вот хер! – Лейтенант уже понимал, что эти окопы, видимо, станут его могилой и не сдерживал эмоций.
- Это почему еще?! - Взвился невидимый собеседник.
- А потому. Мы в окружении. Даже, скорее, в тылу. И таком глубоком, что мы живы только потому что противник почему-то нас еще не обнаружил. Ясно?

С той стороны раздался непонятный звук, и собеседник отключился. Пока лейтенант налаживал оборону, проверял позиции, в общем занимался привычной работой, мозг его успокоился, но тут смартфон зазвонил еще раз.

- Слушаю.

- Лейтенант, мы тут обсуждаем сложившуюся ситуацию и приглашаем к обсуждению вас. – «Надо же, какая честь!» подумал он, но ответил:
- Слушаю. – В ответ нестройно заголосили. Несколько десятков женских голосов, среди которых он узнал несколько уже знакомых по вчерашним «прениям» в эфире, кричали и требовали немедленно позвать их мальчика. Всех перекрикивал голос мамы пулеметчика Полищука.
- Лейтенант, доложите обстановку! – перекрыл голоса генеральский бас. Все затихли.
- Докладываю. Находимся в окопах в тылу противника, приблизительно в десяти километрах от линии фронта. Боекомплектов недостаточно – по два рожка на бойца, по ленте к пулеметам…

- А вода, вода у вас есть?!! - Перебила его мама пулеметчика Полищука
- …гранат и выстрелов к ПТРК нет, да и сам он трофейный, «Фагот». Еда и вода есть, тоже трофейные, здесь нашли.
- А воды много?! Петя привык много пить! – Снова вмешалась мама Полищука

- По несколько литров на человека, достаточно.

- Мало! Очень мало! Генерал, надо срочно воды мальчикам!
А в это время в блогах, в прессе поднималась волна негодования – снова у наших военных кто-то попал в окружение. Под администрацией Президента собрался митинг. Плакаты гласили – «Спасите солдат!» «Главнокомандующий – предатель!»

Президент, он же Главнокомандующий выступил на пресс-конференции и пообещал, что сделают все возможное. На конференцию как-то пробралась мама пулеметчика Полищука и повисла у него на руке с требованием доставить мальчикам воды. Президент пообещал.

После пресс-конференции и общения с мамой пулеметчика Полищука Президент был не в настроении. Министру обороны была поставлена задача немедленно доставить все необходимое, но сперва согласовать список необходимого с общественной комиссией. Министр пробовал возразить, но попал под раздачу, после чего сцепил зубы и отправился выполнять.

В это время лейтенанту хватало работы – их уже обнаружил противник, но пока только изучал огневые точки, проводя разведку боем. Периодически прилетали мины, но особого вреда не приносили. «Не спешат», подумал лейтенант. И то верно – куда им спешить – только солдат гробить. Завибрировал смартфон.

- Слушаю.

- Лейтенант, у меня для вас хорошие новости, - голос генерала говорил об обратном. – К вам на помощь выходит механизированная колонна. Ждите. – У лейтенанта перехватило горло.

- Но это же верная смерть! Они не пройдут и половины!
- Есть приказ, лейтенант, с самого верха. Не пройдет колонна, отправим вертушки.
- Вертушки? Их собьют еще на подлете!
- Есть приказ, лейтенант! Ждите.
- Есть! – Связь прервалась.

Через несколько часов лейтенант мрачно наблюдал в бинокль черный дым со стороны фронта. Это гибла механизированная колонна. Зато у них было тихо – противник был занят - беспокоится о менее чем полусотне почти безоружных бойцов в тылу было не ко времени.

- Лейтенант! – подошел командир разведывательного отделения «афганец» Борщев. – Я тут подумал… Пока противник занят колонной, надо уходить. Я с хлопцами пойду громко на юг, а вы с остальными - тихо на север. Там дальше леса, авось и выберетесь. Ходу, по сути всего ничего.
- А вы?
- А мы привычные. Пошумим и разбежимся, как не было. А не выйдет – ну так лучше десять, чем сорок… Только патроны я заберу, по рожку оставлю, и оба пулемета.
Лейтенант сам не видел другого выхода и был благодарен Борщову, за то, что тот сказал об этом первый.
- Тогда действуйте, сержант! И хранит вас Бог! – произнес лейтенант и слегка покривился от собственного неуместного пафоса.

- Отставить! – Внезапно ожил смартфон, - вы думаете мы вас не слышим? Решили солдат на верную смерть послать?! Мы сперва обсудим. – И голос умолк.

Лейтенант и разведчик смотрели на девайс. Оттуда раздавались звуки ожесточенного спора.
Прошел еще час. Общественные контроллеры все еще спорили, дело дошло до цитат классиков и обсуждения моральности жертвовать несколькими ради многих и «отряд должен жить как отряд и умереть как отряд». Впрочем, время снова было утрачено – их позиции взяли в плотное кольцо и постепенно начинали прижимать.

Начало темнеть. Вдали раздался стрекот. Ми-8-й буквально подскочил к окопам и, не садясь, стал сбрасывать груз на правом фланге позиций. Но, вместо так ожидаемых зеленых ящиков с боекомплектом, на землю посыпались бочки с водой, тюки с теплыми вещами и связки непонятно чего. Наконец-то за ними последовали и армейские ящики с патронами, первый, второй… Лейтенант скрестил пальцы и молился всем известным ему богам: вдруг повезет!

Не повезло… С позиций противника с шипением прочертила воздух ракета из ПЗРК. Сердце замерло… Мимо… Фух… И тут же вторая влетела прямо в воздухозаборник. Вертолет качнуло, оттуда выпали еще какие-то ящики, заваливаясь на левый бок машина протянула вперед, рухнула метрах в тридцати от линии окопов, ближе к левому флангу и загорелась.
- Борщов! – закричал лейтенант, - бери пять бойцов и попробуйте вытащить летчиков!
- Нет! - раздался голос из смартфона – А-ну расскажите почему вы выбрали именно Борщова? Он, между прочим, командир разведывательного отделения, а тут задача явно диверсионного характера!

- Какого, нахер, диверсионного! Воен диванный! Это спасательная операция! – прозвучал другой голос.

- Ты, ушлепок, ты хоть в армии служил?! – заверещал первый
- Аааааа! – спасите мальчиков, - присоединился женский голос с плачущими интонациями, - вертолетчики – они такие мимимишные!

- Админ! Забань эту дуру! Кто ее вообще пустил на канал!?– раздались крики в ответ.

Борщев с группой уже десять минут стояли в готовности и вопросительно поглядывали на лейтенанта. Тот слушал советы и звуки горячего спора из смартфона.

- Борщов, отставить, - вдруг скомандовал он. Судя по звукам выстрелов в районе вертолета, спасать было уже некого. Лейтенант невидящими глазами уставился на смартфон. Спор «специалистов» продолжался, а в горящем вертолете начали рваться такие необходимые окруженным боеприпасы.
Молодой солдат, поставленный наблюдателем, внезапно начал что-то кричать, но тут же захлебнулся и упал на дно окопа. Лейтенант в полглаза выглянул наружу и заорал: «К бою!». Воспользовавшись дымом от горевшего вертолета противник с этой стороны подобрался практически на расстояние кинжального огня. «Огонь!» проорал команду лейтенант. Начался бой, атакующие залегли. За дымом слышался рокот тяжелой техники. В уже привычных звуках боя чего-то не хватало. Прям как дирижер оркестра он услышал недостающий инструмент.

- Полищук!, - командир бросился в сторону правого фланга. – Пулеметчик, еб твою мать! – Пулеметчик полулежал на дне окопа, привалившись к стенке плечами и улыбался. Если не подходить ближе, то по выражению лица казалось, что боец безумно рад видеть своего лейтенанта. Впечатление портила двухсотлитровая пластиковая бочка с водой, почти полностью закрывавшая тело и намертво впечатавшая его в землю.
- Такие дела, - раздался над ухом голос, лейтенант вздрогнул, а старшина Корнийчук, перекрикивая звуки боя продолжал, - с вертолета упало. И прямо на него. – Лейтенанту вспомнилась настойчивая мама Полищука, - жаль, хороший был пулеметчик. А, впрочем, все равно. Патронов нет.

- Как нет?! Что-то же успели сбросить?!
- Ага. – старшина смачно плюнул. – Мы уже притащили и посмотрели - один ящик с патронами для ПМ и три ящика с выстрелами для «Стугны»
- Для чего?!!!
- «Стугна». ПТРК
- Но у нас же «Фагот»?!!!!

- Вот и я думаю – они там что, ебанулись? – старшина еще раз мрачно сплюнул и ушел наводить порядок среди бойцов.
А вот лейтенант остался как вкопанный. Он вспомнил, как днем он пытался послушать, что происходит в смартфоне среди общественных советников-контроллеров и там как раз обсуждались преимущества и недостатки обоих ПТРК. А параллельно, кажется, еще одна группа доказывала преимущество короткоствола и ножа в окопном бою. Но лейтенант не смог дослушать, да и разбираться не было сил, о чем они там спорят, и он занялся чем-то более важным. 
Теперь становилось понятно – видимо сторонники «Стугны» и теоретики боя с ножом и пистолетом победили.

В это время атака противника возобновилась с новой силой, патроны подходили к концу, бойцы падали один за другим, в окопах уже рвались гранаты наступающих и следующим взрывом лейтенанта отбросило в сторону. Когда он, лежа на спине, пришел в себя, в окоп как раз спрыгнул здоровенный бурят с калашом. Лейтенант попытался нащупать кобуру, но она была придавлена непослушным телом и под руки попадался только чехол смартфона. В порыве одновременно ярости, злости и обиды, он крепко сжал ненавистный аппарат и со всхлипом запустил им в противника…

Андрей Скатерной

Переглядів 1958
Поділитися:

113 коментарі

Прокоментувати:

Голосування

Як ви ставитесь до тарифної політики, яку проводить Кабінет Міністрів на чолі з В. Гройсманом?